Логотип Peopletalk

Эксклюзив. «Я очень боюсь, что могу никогда их не увидеть»: бывшая жена хоккеиста Никиты Зайцева Маргарита Готовцева о детях и судебных разбирательствах с бывшим мужем

Редактор отдела «Звезды»

Маргарита Готовцева (24) ведет войну против бывшего мужа Никиты Зайцева (28) за детей: Соню (4) и Веру (2). Игрок НХЛ, по ее словам, их просто украл.

Пять месяцев назад хоккеист вместе со своим отцом, Игорем Зайцевым, прямо на улице вырвали девочек из рук матери и увезли их в неизвестном направлении. Несмотря на то что Готовцева выиграла суд первой инстанции, постановивший оставить детей с матерью, малышки домой так и не вернулись.

«Я очень боюсь, что могу больше никогда их не увидеть. Сейчас семья Никиты находится в полной уверенности, что решение судьи о проживании моих девочек будет в их пользу. Но даже если решение будет в мою, не уверена, что Никита со мной свяжется. Я уже выиграла первую инстанцию, но он продолжил прятать девочек. Разумеется, я сделаю все, что от меня зависит, но все-таки надеюсь, что к нему вернутся отцовские чувства и он будет действовать в интересах детей, а не из принципов и родительских наставлений», – поделилась Маргарита.

Мы связались с юристом Максимом Суровым (@surov_tv) чтобы узнать, что может грозить Никите за то, что он скрывает детей. Он объяснил: «Если Никита не будет исполнять решение суда и будет его игнорировать, то приставы имеют право наложить административный арест сроком до 15 суток либо выписать административный штраф. А потом Маргарита имеет право написать заявление к приставам о привлечении Зайцева к уголовной ответственности, так как он не исполняет решение суда (со сроком заключения до трех лет). Но здесь надо понимать, что в судах существует гендерное неравенство. В основном все судьи женщины. Они, конечно, профессионалы своего дела, но все-таки женщины. И когда в суд приходит чемпион, как Никита Зайцев, часто случается, что они бывают необъективны. В любом случае в первой инстанции договориться с судьей можно. На второй, в Мосгорсуде, уже сложнее – там трое судей. С приставами, которые должны следить за исполнением решений суда, договориться тоже очень просто – они могут сделать так, что процесс сильно затянется, что, собственно, сейчас и происходит с делом Маргариты».

По словам Маргариты, родители хоккеиста сыграли в этой истории не последнюю роль: «Сложно сказать, какие у нас с ними были отношения до развода. Когда все было хорошо, я была любимой невесткой. Как только мы ссорились, они всегда принимали сторону Никиты. Вся эта ситуация случилась с подачи Игоря, его отца. И сейчас он тоже руководит процессом, это стало делом его жизни. Пока мы жили вместе с Никитой, он всегда помогал родителям, то есть его семья ни в чем не нуждалась и у них была возможность не работать. И если честно, я не помню, чтобы у Игоря было какое-то дело. И вот появилось занятие. Я думаю, Никите в первое время было все равно, он просто спонсировал это мероприятие. А сейчас это стало делом принципа для него тоже. Ведь если сейчас они пойдут на мировую, то, по сути, признают, что были не правы».

Никита, в свою очередь, месяц назад выложил в Instagram пост и написал: «За последнее время я узнал очень много «правды» о себе и своей семье. Например, что я коварным образом вырвал своих дочек из рук любящей мамы или что, находясь в браке с Ритой Готовцевой, я гулял направо и налево, бросив своих девочек. Я узнал, что мои родители оказались страшными людьми, которые издеваются над внучками и волнуются только о своем благосостоянии… Я до конца хотел сохранить свою семью, но, к сожалению, для Маргариты понятие семьи – чуждо». На наш запрос хоккеист не ответил.

Несколько дней назад состоялось апелляционное заседание. Самой Готовцевой на нем не было. Она подавала ходатайство о переносе слушания, чтобы новые юристы имели больше времени ознакомиться с делом. Однако оно все же состоялось.

Еще более любопытным Маргарите кажется тот факт, что суд разрешил Зайцевым вызвать на апелляцию свидетелей, которых отменил суд первой инстанции. При этом Маргарите в аналогичном ходатайстве отказали и без нее выслушали свидетелей со стороны Зайцева. «У меня есть все основания полагать, что апелляция проходила не очень честным образом. Вызывать на нее тех свидетелей, которых отменила первая инстанция, – дело очень нехарактерное. Но даже если закрыть на это глаза, почему тогда они не позволили позвать свидетелей с нашей стороны? Условия не равны. В качестве свидетелей они пригласили няню, которая ко мне вообще никакого отношения не имеет, она со мной провела просто смешное количество времени, к тому же она работает на семейство бывшего мужа. А еще пригласили друга их семьи, с которым мы виделись раз пять на семейных ужинах. То есть представление обо мне он может иметь исключительно со слов Игоря», – заявила Маргарита.

К слову, сейчас Зайцевы обвиняют Маргариту в том, что она поднимала на дочерей руку. «Свои доводы они базируют на двухсекундном видео того, как я повышаю голос на ребенка. Никакого физического насилия по отношению к девочкам не было и быть не могло. Просто на тот момент я была уже на взводе – ситуация с родственниками накалилась до предела, я постоянно была с детьми одна, думаю, матери меня поймут. Разовые срывы бывают у всех. К тому же все это происходило, когда они выносили вещи из дома семьи, куда мне пришлось переехать вместе с дочками. Забрали даже украшения, которые Никита дарил мне на рождение детей. Вынесли все: часы, одежду, документы, мой паспорт и паспорта девочек».

Напомним, что расторгли брак в сентябре 2019 года: «Мы познакомились с Никитой через общую подругу, сначала все было прекрасно. Он всегда говорил, что хочет от меня дочерей, чтобы они были похожи на меня. Встречались около полутора лет, а потом я забеременела, мы поженились, когда я была на седьмом месяце. Но, знаете, это было осознанное решение: мы действительно хотели заключить брак, а беременность этот процесс просто ускорила. Однако последние два года брака, то есть сразу после рождения младшей дочери, жили как соседи в разных комнатах. Я бы не сказала, что мы ссорились, скорее это была отчужденность и раздражение с его стороны. Я пыталась наладить семейные отношения. Но не вышло. Честно, не знаю по какой причине. Я была предана браку, мужу, искренне относилась к его семье. Не знаю, что у него было в голове. Сейчас я узнаю много подробностей о его жизни вне нашей семьи и хоккея. Приходил с работы и говорил: «Оставьте меня, я хочу побыть один». Я пыталась его понять, поддержать. Мы с девочками его даже не трогали».

После развода Маргарита, по ее словам, ничего не получила, потому что после рождения второго ребенка подписала брачный договор: «Согласно бумаге, которую попросил подписать Никита, я ни на что не претендую. Честно говоря, никаких претензий по этому поводу я не высказывала никогда. Неоднократно отказывалась от денег и алиментов, лишь бы мне вернули детей».

Семья бывшего мужа Готовцевой в суде упирает и на неспособность Маргариты обеспечить достойную жизнь детям. Маргарита прокомментировала это так: «Рассказами о том, что у меня нет средств для воспитания дочек, они пытаются повернуть общественное мнение в свою сторону. Но доказательной базы у них нет, сущность этой семьи все уже увидели. У меня есть работа, я маркетолог в фармацевтической компании, у меня есть доход, подкрепленный справками, родительская квартира в центре и еще съемная в хорошем районе с двумя отдельными спальнями для малышек. Они много говорят, но в суде реальных весомых аргументов у них нет».

Мы узнали у Максима Сурова, насколько обвинения в несостоятельности матери могут повлиять на ход дела: «Заключение о том, что у матери нет возможности обеспечить достойную жизнь детям, может вынести только суд, после того как изучит акт, составленный органами опеки. Они должны прийти домой к Маргарите, посмотреть на условия проживания: где дети будут спать, есть ли продукты. Определенной минимальной суммы, которую должна иметь в месяц Маргарита, нет. Но если вдруг органы опеки подкупят и они напишут заключение о невозможности содержать детей, то тогда работника, который сделал это заключение, вызывают на допрос. Там ему задают выбивающие из колеи вопросы. И если он был подкуплен, это сразу станет понятно, потому что человек обычно «плывет»».

Отец Готовцевой был бизнесменом, но, к сожалению, погиб год назад, и этим Зайцевы, по ее словам, и воспользовались.

Сейчас с Маргаритой на связь никто со стороны экс-супруга не выходит: «Я звоню по несколько раз в день, но все мои звонки блокируются. Ворота их загородного дома для меня, конечно, закрыты. Только младший брат Никиты издевательски мне машет из двора. Меня вообще вычеркнули из жизни детей».

Интересно, что Маргарита не собирается запрещать отцу видеться с дочками после того, как они окажутся дома. Она заявила: «Я только за, чтобы он проводил время с детьми. До этого, положа руку на сердце, он с ними вообще почти не общался. Конечно, я все еще буду опасаться, что девочек снова украдут, но для них, как и для каждого ребенка, важно общение с отцом. Я не рассчитываю на то, что, когда мы наконец сможем воссоединиться, они бросятся ко мне, как в кино. Уверена, их там настраивают против мамы. Но я точно знаю, что, когда мы будем вместе, я их вообще первое время никуда не отпущу. Это будет самый счастливый момент моей жизни».

Следующее заседание суда состоится 9 июня, PEOPLETALK будет следить за развитием событий!

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.