Логотип Peopletalk

Искусство в большом городе: интервью с основательницей арт-пространства Cube Moscow Надеждой Зиновской

Искусство в большом городе: интервью с основательницей арт-пространства Cube Moscow Надеждой Зиновской
Купить рекламу

Ведущий слоган последних лет гласит: «it’s not a men’s world anymore», что в переводе означает – этот мир больше не принадлежит мужчинам. С каждым годом появляется все больше сильных и бескомпромиссных женщин-управленцев. И индустрия искусства не исключение. Его представительницы вдохновляют своими историями и масштабными проектами, а мы через них вдохновляем тебя.

Мы решили взять на себя «просветительскую» инициативу и запустили рубрику «Искусство в большом городе», в которой будем знакомить тебя с главными представителями арт-индустрии: от художниц до кураторов, от коллекционеров до директоров музеев. Первой героиней стала основательница арт-пространства Cube Moscow Надежда Зиновская.

Cube Moscow – арт-платформа и центр современного искусства в самом центре Москвы, где можно не только посмотреть на работы отечественных художников, но и купить их.

С чего начался твой путь в искусстве?

С детства. Я родилась в семье художников, интересовалась искусством, сколько себя помню. Казалось, моя судьба была предопределена. Но с возрастом я поняла, что не являюсь художником, гораздо больше мне нравится строить бизнес и руководить. Эту склонность нельзя было игнорировать.

А как появился Cube Moscow? 

Наверное, у каждого человека наступает такой момент, когда он резко понимает, что нужно что-то менять. Я ушла с работы в большой компании по производству игрушек (просто перегорела), почти год слонялась по свету и в конечном счете поняла, что все-таки хочу связать свою жизнь с искусством. Только подойти к нему не со стороны творчества, а бизнеса. Встретила партнера, который находился в таком же состоянии (речь о Елене Белоноговой – соосновательнице Cube Moscow – Прим. ред.). Сели все просчитали. И мы вместе шаг за шагом выросли до большого проекта. Кстати, сразу было понятно, что просто иметь галерею недостаточно. Нас обеих привлекали большие стратегические задачи. 

Что изменилось за два года с момента создания Cube Moscow?

Очень многое. Эти два года реально прошли как десять лет. Первый год был действительно очень тяжелым, мы до конца не понимали, во что выльется наша авантюра. Даже вспоминать страшно. Дальше – больше: второй год выпал на пандемию. Однако, несмотря на все трудности, он был легче и осмысленнее предыдущего.

Что именно было самым сложным на старте? 

Во-первых, количество коммуникаций, которые приходилось делать в день. С утра до поздней ночи были встречи с огромным количеством людей. Это сейчас я могу зайти, представиться и начать что-то рассказывать, а в тот первый год было совершенно иначе: «Кто, что, какой Куб?». Да и с точки зрения финансов было непросто, мы постоянно находились в большом минусе, потом, конечно, выровнялись, но тот период нас по-настоящему закалил, сделал старше и взрослее.

Cube Moscow расположен в самом люксовом отеле Ritz Carlton. Как удалось занять такую привилегированную локацию?

Мы с самого начала искали просторное помещение, не меньше тысячи квадратных метров. По исследованиям рынка поняли, что за пределы Садового никто не поедет, нужно быть внутри кольца, также важна хорошая транспортная доступность и желательно два входа. Подходящее помещение мы искали полгода. Я знаю каждую локацию в центре Москвы, мы стучались во все двери, но ничего не подходило. Даже у текущего помещения есть нюансы, но оно наиболее точно отвечает нашему запросу.

А не отпугивает посетителя тот факт, что галерея находится в отеле? 

Если бы у помещения был только один вход через лобби отеля, мы бы, конечно, не стали его брать. Потому что у нас есть два типа посетителей: покупатели и зрители. И именно поэтому предусмотрено два входа: один со стороны театра – демократичный, другой – парадный через «Ритц». 

Арт-проект, которым ты особенно гордишься на данном этапе.

Очень горю проектом, который сейчас реализую в Якутии, он называется «Развитие современного искусства в регионе». Я сама родилась в тех краях, поэтому тема мне особенно близка. Проект действительно большой и занимает очень много времени. Для меня он сейчас, как маленький ребёнок, которого нужно растить. 

Что сейчас самое сложное в работе?

Не терять фокус. На самом деле, самое главное – правильно распределять свое время, не распылять его. За это я сейчас особенно переживаю. Якутская программа отнимает все силы и внимание, но и в Cube Moscow происходит множество всего, пространству нужен новый виток развития. И я боюсь, что, разрываясь между проектами, я потеряю то, что мы уже наработали: базу клиентов, большую профессиональную команду, отлаженный бизнес. Сейчас мой главный приоритет – удерживать энергию в правильном направлении. 

В чем, как тебе кажется, главная проблема искусства в России? 

В отсутствии рынка. Если говорить об антиквариате, то там крутятся другие деньги, есть и спрос, и предложение, а вот в современном искусстве все иначе. Объём финансов в обороте небольшой, а зарабатывать хотят все. Сейчас работы молодых художников стоят ничтожно мало, поэтому для того, чтобы получить хоть какую-либо прибыль, их нужно продать очень много. А для этого нужна огромная база новых клиентов.

Как думаешь, когда это произойдёт и произойдет ли вообще?

Зависит от многих факторов. От законов, образования, политической и экономической ситуации в стране. Здесь все взаимосвязано. К примеру, американский рынок современного искусства – это миллионы долларов, а у нас пока совсем маленькие цифры. 

Как пандемия повлияла на работу? 

Пандемия изменила в первую очередь нас с партнером. Мы перестали суетиться, брать на себя лишнее, тревожиться, увидели картину более полно. Прошлый год очень сплотил галеристов, нам стало легче общаться. Что касается проектов, то некоторые из них нам удалось перенести и заново вписать в график, но многие отменились навсегда.

Поток посетителей не снизился после локдауна?

Что странно, даже увеличился. К новому году, в прошлом декабре, у нас было от 700 до 1000 человек в день, поэтому мы сделали платный вход. Это в разы больше, чем в первый год работы площадки. Возможно, из-за того, что сейчас люди почти не путешествуют, они стремятся получать новую информацию и эмоции через выставки.

Что лично для тебя значит искусство?

Буквально вчера поймала себя на мысли, что если проект не касается арт-сферы, то мне скучно о нем думать. Поэтому сейчас искусство для меня – это жизнь, это то, в чем я существую, все, что меня окружает – от людей до идей и фактических декораций. Все что, я любила, я превратила в свою работу. Согласись, это тоже своего рода искусство.

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.