Логотип Peopletalk

«Пять процентов жизни тебе оставалось»: Надежда Бабкина откровенно рассказала о перенесенной болезни

Редактор отдела новостей
Надежда Бабкина

Надежда Бабкина стала гостьей нового выпуска программы «Сегодня вечером» на Первом канале, в которой откровенно рассказала о перенесенном коронавирусе (напомним, в начале апреля артистка тяжело переболела COVID-19), болезни сына и длительном восстановлении.

Собрали самые интересные цитаты!


О коронавирусе

«У меня в горле стояли трубки, а в ключицы были вставлены провода. У меня до сих пор от них следы. Я две недели лежала в реанимации. Большую часть без сознания – это была медикаментозная кома. Подцепила непонятно откуда. Да его можно подхватить где угодно, вот в лифте нажал кнопку, и все – заразился. В один день мне стало плохо, я позвонила своему лечащему врачу. Она мне сказала не тянуть и вызывать скорую, а я тянула до следующего дня. Только когда я измерила температуру (она у меня была 39,5) и начала задыхаться, я вызвала скорую. Приехал медбрат, и я на носилках уехала в больницу. Я не чувствовала опасности, думала, что со мной что-то нехорошее, но не думала, что такое. Но я даже не успела рассказать докторам, что у меня с венами проблемы, их нет просто. Потом они уже залезли мне под ключицу и в пах, там тоже синяки. Больше я ничего не помню».

Певица Надежда Бабкина

О болезни сына

«У меня в это время Данила заболел — то же самое. Причем очень сильно. Его забрали. Болел тяжело, три недели пролежал. Мы практически в одно время и вышли из госпиталя. Невестка, слава богу, не заразилась. Она осталась одна с детьми»

Надежда Бабкина с сыном и невесткой

О восстановлении

«Когда решили перевести меня в палату, они так на меня смотрят и говорят: «Надь, теперь мы можем тебе сказать, пять процентов жизни тебе оставалось». В этой ситуации толчком была моя сноха Таня. Она собрала все свои ресурсы и начала бороться. Первой, кому я позвонила, как пришла в себя – это ей. Она, когда услышала меня, очень плакала. Боялись все. Сейчас у меня мозги работают нормально, а сначала я плыла. Мозги сейчас встали на место, шугаться меня не надо. Это я сейчас постепенно вспоминаю, что со мной было. Помню разговоры рядом со мной, а потом опять ничего не помню. Это сложно, больно и опасно. Я никогда не вру и всегда, говорю, как есть.  Я шагнуть не могла, как будто родился ребенок, и он учился ходить – меня таскали».

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.