Топ-100

Ульяна Сергеенко снова извинилась за свою расистскую шутку! Теперь в The Times

Февраль 19.2018

5499

Мирослава Дума и Ульяна Сергеенко

Скандал, в который оказались втянуты Ульяна Сергеенко (36) и Мирослава Дума (32), разгорелся в конце января. Тогда накануне показа Ulyana Sergeenko в рамках Недели моды в Париже владелица бренда разослала своим близким друзьям приглашения на шоу, и на них Ульяна написала «To my niggas in Paris» [«Моим нигерам в Париже»] (простите за неполиткорректность), процитировав знаменитую песню Канье Уэста (40) и Джей Зи (48) Niggas in Paris 2011 года. А Мирослава Дума имела неосторожность выложить все это в свой Instagram. Фото за считанные часы разлетелось по Сети: его распространяли в основном оскорбленные темнокожие стилисты, модели и фотографы.

все слайды

Ульяна сразу поняла свою ошибку и принесла извинения: «Сегодня я проснулась и увидела множество пугающих сообщений, типа «Ты заслуживаешь самого худшего в своей жизни», «Умри, белый мусор» и так далее. Я родилась в маленьком городе на юге Казахстана, моя дочь наполовину армянка, и я никогда не делила людей на белых и черных. Канье Уэст – один из моих любимых исполнителей, а NP всегда была одной из самых любимых песен. Да, мы называем друг друга словом на N, когда нам хочется верить, что мы такие же классные, как ребята, которые поют эту песню. Я приношу глубочайшие извинения всем, кого могла обидеть. Мира – мой дорогой друг, и даже тот факт, что она наивно запостила мою личную открытку, значит то, что она не хотела никого задеть и представить не могла, чем это обернется. Я усвоила урок и благодарна за это. В мире достаточно агрессии, поэтому, пожалуйста, давайте это прекратим?»

Мирослава Дума тоже извинилась: «Я приношу извинения за Stories в своем Instagram. Фраза относится к песне Канье Уэста и Джей Зи. То слово – неприемлемо и мне очень жаль, что я сделала это. Я уважаю людей любого происхождения и презираю расизм в любом его проявлении. Мои организации и я выступаем за правильные ценности».

А теперь Ульяне Сергеенко снова пришлось извиниться за неуместную шутку. Во время интервью изданию The Times дизайнер сказала: «Я приношу свои искренние извинения, если ранила кого-то своими словами. Я не имела в виду ничего плохого. Это была цитата из песни, которую я люблю. И я не понимаю, почему кто-то может употреблять это слово, а кто-то нет. Я имела в виду «моя банда». Теперь я знаю, что лучше так не говорить. Я выросла в Советском союзе, где это слово употребляли все. Оно было в школьных учебниках. Это было разрешенное слово».

Надеемся, после этого комментария о скандале все забудут.

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies.