Логотип Peopletalk

Зарплата 18 тысяч рублей, тюрьма и несправедливость «Зенита»: откровенное интервью Александра Кокорина

Александр Кокорин

Александр Кокорин (28) дал интервью YouTube-каналу «КраСава»: «Я согласился на интервью, ради людей, которым мы были небезразличны».

Напомним, Александр вышел на свободу в сентябре 2019 года после 10 месяцев заключения. Его отправили в тюрьму вместе с Павлом Мамаевым (31) после после драки с чиновником Денисом Паком.
Команда «Зенит», в которой футболист играл до инцидента, заключила с Кокориным контракт. Однако Александр вышел на поле всего один раз (в качестве капитана), и в конце января его на правах аренды перевели в клуб «Сочи», занимающий последнее место в премьер-лиге. 

В интервью Александр рассказал о конфликте с «Зенитом», тюрьме и семье (жене Дарье Валитовой (29) и сыне Майкле (2)).

Александр Кокорин дал откровенное интервью о тюрьме, конфликте с «Зенитом» и судебном разбирательстве

О тюрьме
Первые 4 дня я ничего не ел. Не понимал, где я и как такое возможно.
Там свои правила. Их придумали много лет назад и живут по ним. За слова надо отвечать, за поступками следить. Лишний раз нужно посоветоваться со всеми, чтобы что-то сделать. Но за жизнь не страшно было, нас никто не трогал.

Чтобы кого-то прессовать в тюрьме, нужно, чтобы эти люди изначально что-то плохое сделали. У нас по тюремным меркам была «порядочная» статья. В колонии подъем в 6 утра, с 8 до 18 на работе. Я был упаковщиков «касперов» — это костюмы для работы в полях, курятниках. Зарабатывал 9 тысяч рублей. А после работы мы играли в футбол — делились на команды.

О «Зените» и «Сочи»

Говорили, что я «Зениту»  руки выкручивал по поводу контракта, чуть ли не 4 млн евро просил.  Ну что за бред. У меня зарплата была подписана на 18 тысяч рублей. С сентября, кстати, мне ни разу не заплатили. Но я готов был играть спокойно до мая, выиграть чемпионство, играть в Лиге чемпионов. А мне сказали, что у «Зенита» другое видение.  

Павел Мамаев и Александр Кокорин

О разбирательстве и судебном процессе

Люди начали нас поддерживать уже когда мы задержались в тюрьме. «Ну сколько можно? Подержали и хватит», — писали. У меня больше 6 тысяч электронных писем с поддержкой.
Я осознал, что все серьезно сразу утром после драки. Но я не сразу понял, как это все появилось в СМИ. Потому что когда мы расходились с Паком, то пожали руки, перед всеми извинились, конфликт был исчерпан. Такое ощущение, что все было спланировано заранее. 

На очной ставке у Пака было 3 адвоката, которые не давали ему говорить. Я спрашивал, возможно ли что-то сделать, но он молчал. У нас было 18 следователей, среди них пара  порядочных. И они говорили: «Есть указание, нам надо его выполнить». Это была заказная история и несправедливая. Факты налицо. Мне, кстати, предлагали заплатить 5 млн евро, чтобы вытащить меня. 

О семье
Жена говорила все это время сыну, что папа на работе. Нужно отдать ей должное. Даша показывала ему видео, фотки, чтобы он не забывал меня. Они приезжали на 2 свидания. Все ситуации закономерны. Эта ситуация была звоночком, что я что-то делаю неправильно. Семья — это самое главное, ее нужно ценить. А молодым парням советую в руки при драке ничего не брать, а лучше вообще расходиться. 

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.