Логотип Peopletalk

4 неожиданные книги классиков советской фантастики: хоррор, эротика, ромфант

Главное изображение статьи

Вопросами о том, что посмотреть или что почитать, кажется, можно задаваться вечно и не один раз – в конце концов, любое хорошее произведение, будь то книга, фильм или сериал, увы, рано или поздно подходит к концу, оставляя своего зрителя или читателя в муках новых поисков. Впрочем, есть и хорошие новости.

Чтобы облегчить тебе задачу, каждую неделю мы просим нашего колумниста Константина Образцова – писателя, автора книг «Красные цепи», «Молот ведьм» и других, а также создателя шоу «Образцовое чтение» на Rutube и канала «Образцов» в Telegram – поделиться бриллиантами своей коллекции лучшего в мире литературы и сериалов.

Константин Образцов

Сегодня на повестке дня – неожиданные произведения классиков советской фантастики.


В советское время обложки фантастических книг маркировались так: «для старшего школьного возраста». После первого Съезда писателей в 1934 году было решено, что настоящая, взрослая литература должна быть про серьезное: войну, хлеборобов и стройку, а мечты и фантазии о космических путешествиях и светлом будущем следует оставить пионерам и школьникам, даже если внутри сюжета о приключениях на далеких планетах скрыта социальная и психологическая драма. 

Подобное отношение к фантастике принято и сегодня. Как-то само собой разумеется, что романы про иные миры, или про ведьм и вампиров, или про призраков, охраняющих проклятый клад, заслуживают только снисходительной улыбки, как сочинения для необременительного досуга легкомысленных взрослых или подростков. Настоящие знатоки и ценители литературы, вне всякого сомнения, должны читать что-то достойное их внимания – возможно, про хлеборобов. Возник даже странный окололитературный термин: «большая литература», чтобы отличать семейные саги на фоне исторических перемен от этого вот всего, про каких-нибудь эльфов и чародеев с невестами. 

Такой снобизм тем более удивителен, что никто из тех, кто презрительно косится на обложки фантастических книг, не сомневается в праве называть по-настоящему большой, серьезной, взрослой литературой произведения братьев Стругацких или Ивана Ефремова, несмотря на то что абсолютное большинство их книг являются классической фантастикой в полном смысле этого слова. Возможно, потому, что сила художественного таланта лучших советских фантастов выходила далеко за рамки одного стилистического направления и позволяла создавать оригинальные произведения, далекие от литературных шаблонов. 

Сегодня в нашей подборке четыре неожиданных произведения классиков советской фантастики. 

Аркадий и Борис Стругацкие, «За миллиард лет до конца света»

Братья Стругацкие в особом представлении не нуждаются: любители фантастики знают их по утопическому циклу о Мире Полудня; кинозрители наверняка помнят грандиозный фильм «Обитаемый остров», поставленный по одноименному роману; ценители авторского кино в курсе, что «Сталкер» Андрея Тарковского вдохновлен повестью «Пикник на обочине»; две экранизации и «орел наш дон Рэба» сделали популярной повесть «Трудно быть богом», и даже те, кто ничего из перечисленного не смотрели и не читали, наверняка слышали фразу: 

«Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным». 

Большинство произведений Стругацких объединены общими художественными мирами. «За миллиард лет до конца света» находится вне локальных литературных циклов и мог бы стать основой для камерного фильма ужасов. 

Действие происходит в современной авторам реальности: Ленинград, спальный район панельных многоэтажек, жаркое лето, раскаленный городской воздух, ослепительное солнце днем и душные белые ночи. Главный герой, ученый-астрофизик, отправляет в отпуск семью, а сам работает над прорывным научным исследованием. Но чем дальше продвигается его работа, тем больше странных событий препятствует ее завершению. Телефонные звонки незнакомцев или просто молчание в трубке; на пороге вдруг возникает курьер из продовольственного магазина с неожиданным и очень обильным заказом; внезапно заходит с визитом сосед и несет странную околесицу, а поздним вечером появляется восхитительная красавица, представившаяся подругой жены, которой негде переночевать. 

Вскоре выяснится, что нечто похожее творится и с другими, знакомыми и незнакомыми герою учеными и изобретателями, а события, мешающие их работе, становятся все более тревожными и опасными. Стругацкие нагнетают саспенс так, что позавидовали бы признанные мастера хоррора: действие практически не выходит за пределы одной квартиры, напряжение нарастает, лаконичный советский сеттинг усиливает ощущение потусторонней жути, а незаходящее солнце и белая жара за окном пугают сильнее, чем в фильме Ари Астера «Солнцестояние». 

У всех ведь было такое: только возьмешься за дело, которое давно откладывал, как сразу что-то отвлекает? Прочитайте «За миллиард лет до конца света» и узнаете, что это значит. 

Иван Ефремов, «Таис Афинская»

Великий русский писатель и ученый Иван Антонович Ефремов известен прежде всего своими фантастическими романами о далеком будущем: «Туманность Андромеды» и «Час Быка». Но Ефремова увлекало не только будущее. В поисках человеческого идеала он обращался и к древности, результатом чего стал исторический роман «Таис Афинская». 

Действие произведения происходит в Древней Греции. Главная героиня романа – знаменитая афинская гетера, реальный исторический персонаж, прославившаяся своей связью с Александром Македонским. Можно было бы сказать, что это история про авантюрные приключения античной эскортницы, или женщины с пониженной социальной ответственностью, или…какие там есть еще ханжеские определения? Так можно было бы сказать, если бы автором был не Ефремов. 

В мировой и русской литературе я не знаю другого писателя, который бы так вдохновенно, так ярко и с таким восхищением описывал бы женскую красоту, а через нее – высшую красоту человеческого тела и духа. Вся книга проникнута истинно античным вайбом гармонии, духовной и плотской свободы, а еще – горячим, чувственным эротизмом. В одном из наших обзоров я упоминал печально знаменитое утверждение «в СССР секса не было» – может быть, в нашем сегодняшнем понимании это и так. Но почитайте «Таис Афинскую»: в сцене, где она занимается любовью на поле под звездами с красавцем-атлетом, сложенным, как античный бог, больше настоящей, чистой эротики, чем во всех порнографических книжках и сайтах впридачу. 

В романе достаточно и приключений, и подлинной драмы, и философских рассуждений, и увлекательных экскурсов в историю религии и духовных исканий, но все же главное – это исполненный достоинства и восхищения гимн женской силе и красоте. 

Кстати: если вы невысокого роста, «не фит», и вам кажется, что ваши бедра могли бы быть и поменьше – непременно прочтите «Таис Афинскую», а еще лучше «Лезвие бритвы». Ефремов не только восхищается красотой женского тела, но и подводит рациональную основу под идеальные с точки зрения науки пропорции, которые куда ближе к женственным очертаниям фигур большинства девушек, чем к контурам подиумных моделей. 

Георгий Мартынов, «Гианэя»

Известно, что у братьев Стругацких были проблемы с властями: их книги издавались ограниченными тиражами, после выхода «Обитаемого острова» отдельные издания вовсе не печатались почти десятилетие, а Борису Стругацкому пришлось однажды пообщаться с сотрудниками – правда, как свидетелю. 

И у Ивана Антоновича Ефремова – ученого с мировым именем, убежденного коммуниста – проблемы тоже были, и очень серьезные: роман «Час Быка» изъяли из продаж и библиотек, объясняться пришлось на самом высшем уровне партийного руководства, и есть основания полагать, что только смерть избавила Ефремова от тяжелых обвинений со стороны КГБ. 

А вот у Георгия Сергеевича Мартынова проблем с властью не было никаких: крепкая биография рабочего и фронтовика, и такая же крепкая, строго научная фантастика про коммунистическое будущее, космические полеты и путешествия во времени. Зато у него были первые в истории русской литературы настоящие фан-клубы: после выхода романа «Каллисто» о визите на Землю высокоразвитых инопланетян, в библиотеках Союза стихийно возникали сообщества поклонников книги, которые писали фанфики, составляли энциклопедию Каллисто и даже занимались реконструкторскими играми. 

Среди очень правильных и довольно скудных на чувства книг Мартынова роман «Гианэя» — вещь неожиданно яркая и очень эмоциональная. Это как если бы какой-то чиновник, разговаривающий канцеляритом, вдруг остановился посреди своей речи, стянул галстук и поделился историей первой, горькой и радостной, неразделенной любви. 

Сюжет вполне классический для фантастики: земные ученые на одном из астероидов становятся свидетелями взрыва инопланетного космического корабля. Остается только один выживший, но вот странность: на скафандре нет баллонов с воздухом, а под самим скафандром оказывается девушка, облаченная не в комбинезон космонавта, а в короткое золотое платье – одежда для погребения, как выяснится позднее. Это и есть Гианэя: она невероятно красива в полном смысле этого слова неземной красотой – высокая, стройная, с длинными темными волосами, необычным разрезом глаз и профилем то ли иудейской принцессы, то царицы Египта; в ней есть загадка, какая-то надломленность, но в то же время, душевная сила. 

«Гианэя» – это пронзительная история про обреченность, преодолеть которую не может даже любовь. В нем есть что-то от манги и аниме: та же наивная простота формы в сочетании с эмоциональной глубиной. Главное здесь – не фантастические декорации, а чувства, и роман не оставит равнодушным никого, в ком эти чувства есть. 

Если возьметесь читать, обратите внимание, чтобы текст соответствовал первому изданию 1963 года, без купюр и с душераздирающим финалом. По просьбе читателей, Мартынов потом изменил концовку и даже написал продолжение, но если хотите обрыдаться, то читать нужно первый авторский вариант.

Я прочитал «Гианэю» в школьные годы и обрыдался, да. А еще влюбился в нее по-настоящему: перечитывал книгу десятки раз, рассказывал про нее всем, кто был готов слушать, а еще выжигал на дереве и рисовал. Я и сейчас могу уверенно начертить этот прекрасный профиль, украшавший обложку романа. И люблю до сих пор. 

Мариэтта Шагинян, «Месс-Менд»

В конце, по традиции – пьяная вишня на нашем советском вафельном торте с вареной сгущенкой.

Мариэтта Сергеевна Шагинян не была просто писателем-фантастом: она знаковая личность эпохи, прожившая очень долгую, почти столетнюю жизнь; литератор, начинавшая с поэтического подражания символистам, и создавшая несколько сотен романов, повестей, очерков, статей, рассказов, эссе и вообще всего, что можно написать при помощи слов, от футуристического «романа-комплекса» «Колдунья и коммунист» до пафосной «Ленинианы». 

Роман «Месс-Менд» был опубликован в 1920-х годах под псевдонимом Джим Доллар (!), и представляет собой причудливую и залихватскую смесь конспирологического детектива, фантастики и шпионского боевика. Собственно Месс-Менд – это тайная организация мирового пролетариата, мастеров-ремесленников – почти вольных каменщиков, как масоны! – обладающих властью над созданными ими вещами: достаточно нажать на тайное клеймо ММ, как кирпичные стены раскрывались, открывая потайные ходы, а бытовые предметы трансформировались и меняли свое назначение. 

После прочтения книги я в школе нацарапал эти ММ везде, где только можно, еще и товарищей своих этому научил и подсадил на «Месс-Менд». Это было несложно — в романе есть все, что может увлечь школьника или любого, в ком жив еще внутренний ребенок: тайные общества, убийца-гипнотизер, сеть секретных тоннелей под океаном, захватывающий сюжет с переодеваниями, погонями и перестрелками, злодей, буквально превращающийся в зверя, а для современного читателя – непревзойденная авторская ирония и яркая стилистика авантюрного приключения в духе «ревущих 20-х». 

Подарите себе вечер, который проведете с восторженно-детской улыбкой на лице: книга написана просто, объем невелик, но, если зацепит с первых страниц, то уже наверняка до конца не отпустит. 

ММ.

Рекомендуем

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.