Логотип Peopletalk

Анастасия Шрамко, «Учитель года – 2021», по версии детского жюри, о школьниках-блогерах и о том, как важно научиться совершать ошибки

Главное изображение статьи

«Любой взрослый влияет на ребенка, даже если он тому не нравится»

То, насколько учитель современен и интересен детям, никак не зависит от его возраста. Точно так же, как и уважение к нему со стороны учеников. Субординация сохраняется, если учитель умеет вести себя в детском коллективе, а сколько ему при этом лет, 25 или 55, значения не имеет. Я пришла в школу, когда мне исполнился 21, позиционируя себя как учителя, готового услышать, понять, помочь, и никогда не допускала панибратства со стороны учеников.

Детям не надо нравиться. Но с ними нужно быть искренним. Искренне ими интересоваться, искренне хотеть помочь, искренне гореть своим предметом. А если взрослый начинает юлить, играть в дружбу, то дисциплины и понимания от класса он не добьется.

А ведь любой взрослый так или иначе влияет на ребенка, даже если он ему не нравится. Неизбежность учительской позиции заключается в том, что его манеры, поведение, отношение к миру ребенок в дальнейшем может повторить.

«Мы сравнивали дневники Печорина с записью Stories»

Взрослым крайне важно погружаться в интернет-пространство, потому что именно там сейчас обитают их дети. Отнимать сегодня телефон – примерно то же самое, что говорить: «Не ходи на улицу, там опасно». Ты же выходишь на улицу. И ребенок рано или поздно туда выйдет. И если взрослый человек из принципа отказывается заходить в соцсети и мессенджеры, то дети остаются там одни. Современные дети уже далеко не так очарованы digital-миром, как это было, скажем, лет 10 назад. Тогда в Сети почти не было взрослых и все было в новинку, а сейчас Интернет стал привычной частью повседневности, никто уже ничему не удивляется.

Дети понимают, что соцсети, Instagram и блогеры могут быть неискренними. Что есть реклама, накрутка, пыль в глаза. Во время урока литературы по «Герою нашего времени» мы сравнивали дневники Печорина с записью Stories. Печорин ведет дневник как будто напоказ, все время обращается к читателю, играет на публику. И мы обвиняем его в лицемерии. То же самое происходит, когда вы записываете Stories и при этом стараетесь не быть, а казаться. Я и себя в пример привожу: мол, иногда ловлю себя на мысли, что выкладываю неискренний контент, и тогда стараюсь его удалить, потому что хочу быть настоящей.  

«Миллионы подписчиков не падают с неба»

Интересная ситуация произошла у меня с детьми, которые мечтали быть популярными в соцсетях. Я говорю: «Окей, давайте тренироваться быть блогерами». И организовала специальный кружок, куда пришло 20 человек. Мы начали изучать позиционирование, таргетинг, визуальный маркетинг, учились делать контент-план, выстраивать стратегию. И тут вдруг оказалось, что, во-первых, миллионы подписчиков с неба не падают, а во-вторых, нужно каждый день что-то делать. А это уже серьезная работа! В итоге из 20 учеников в секции осталось только пятеро. Остальные пересмотрели свое отношение к этой сфере. 

«В реальной жизни надо уметь ошибаться»

Долгое время система образования была следующей: школа зачастую давала детям готовые знания, а за недостаток этих знаний наказывала оценкой. Как результат – дети настолько привыкали к готовому решению, что в реальный мир попадали абсолютно беспомощными и все время ждали, когда кто-нибудь скажет, что делать. Умение выучить не так важно, как умение самому прийти к определенной мысли, выстроить логическую цепочку.

Тут еще большое значение играет оценочная система. У меня был ученик, который делал в диктанте 11 орфографических и восемь пунктуационных ошибок. Это «два». Он очень старался, учился, ходил на дополнительные занятия, и в следующем диктанте у него уже было пять орфографических и три пунктуационные ошибки. Молодец? Да. Но это все еще «два». Вопрос: как я должна оценивать ученика, который добился огромного прогресса, но все еще не достиг уровня, необходимого для удовлетворительной отметки?..

Потому что в реальной жизни надо уметь ошибаться, надо падать, вставать и идти дальше. Это гораздо важнее, чем выучить, запомнить и зазубрить в школе. Да, порой и это надо делать, но нельзя подобный вид деятельности считать основным.            

Хорошо, просто великолепно, если ребенок на моем уроке выучил правило, но еще лучше, если он сам в процессе урока для себя это правило сформулировал и понял. Обнаружил некую закономерность. Моя задача как учителя – это не просто рассказать, что при наличии суффикса «а» пишется «и», а развить у ребенка наблюдательность, критическое и аналитическое мышление, научить сопоставлять и работать с источниками. Гораздо важнее самого правила путь, который ученик проходит, чтобы его понять, и вывод, который он делает после.  

«Художественная литература отвечает на жизненные вопросы»

Иногда я смотрю на то, как нагружают современные родители своих детей – секции, кружки, факультативы, и думаю: «Будущий ты мой физик-ядерщик, устал, бедняга! Да не буду я тебя мучить Болконским и его чувствами! Занимайся своей физикой». Но художественную литературу, вне зависимости от склонностей, все равно читать надо. Она дает жизненный опыт и отвечает на многие общечеловеческие вопросы. Говорят, что молодежь сейчас не читает, но это неправда. Она читает, только не книги, а ленту. А для того, чтобы наполнить ленту правильным контентом, взрослые должны заходить в Интернет. 

«Индустрия образования трансформируется стремительно»

В Интернете полно коучей, тренеров, лекторов, пользующихся авторитетом, но именно школьных преподавателей единицы. Наша профессия никак не входит в моду, потому что сами учителя стоят на месте. Мы должны начать делать шаги в сторону онлайн-мира, технологий, digital-трендов. Причем глобально индустрия образования трансформируется довольно стремительно, а локально учителя не хотят меняться и идти в ногу со временем. Сейчас жизнь ускорилась до предела, любой процесс (и образовательный в том числе) напоминает гонку. Я не говорю, что всем надо становиться гонщиками, но и стоять на месте уже не получится. Иначе ты останешься позади.


Жилет, Mango

Брюки, Uniqlo

Рубашка, Sandro

Ботильоны, Principe Di Bologna


Фото: Федор Битков

Идея: Ксения Аносова

Стиль: Ксения Васильева

MUAH: Галина Пантелеева для Make Up For Ever

Продюсер: Анастасия Фридман

Ассистент фотографа: Павел Веденькин @kometa_rent

Ассистент стилиста: Елизавета Злотолинская

Ассистент продюсера: Лолита Сидорина

Дизайн: Татьяна Курьякова


Благодарим Культурный центр «ЗИЛ» за предоставленную локацию.

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.