Топ-100
#ЭКСКЛЮЗИВ

Анастасия Цветаева: для меня свобода важнее денег

natalyavornik Март 25.2015

3264

Платье Marc By Marc Jacobs


Анастасия Цветаева (33) – российская актриса, мать двоих детей, любящая жена, дизайнер и начинающий продюсер. Настя покинула родину ради любви, но семейные заботы не заставили ее остановить свой творческий поиск. О театре, кино, любви и жизни между двух стран Анастасия рассказала в эксклюзивном интервью.


  • Будучи ребенком, я совершенно не проявляла какой-либо тяги к актерскому мастерству, театру. Более того, я была очень застенчивой и никогда не читала стихи на детских утренниках. Вплоть до старших классов школы я собиралась поступать на журфак МГУ, для этого даже ходила в школу юного журналиста (ШЮЖ при МГУ). До сих пор смею думать, что неплохо пишу. Но однажды, классе в 10-м, нас отвели в театр, знаешь, были такие массовые «насильные» походы в театр всей школой? Мы пошли на спектакль мастерской Петра Фоменко «Двенадцатая ночь». Это событие стало для меня роковым. После этого я влюбилась в «фоменок» и стала частым гостем в мастерской. Года два без перерыва я ходила на все спектакли, ту же самую «Двенадцатую ночь» я посмотрела раз сорок. Когда пришло время поступать в ВУЗ, все вокруг заговорили: «Почему бы тебе не попробовать поступить в театральный, ты так любишь театр». Буквально в последнюю секунду я поняла, что не хочу ни в какой МГУ, а хочу в театральный. И это действительно было единственным, что на тот момент меня интересовало.

 

  • В театральный институт я поступила только с третьей попытки. Я была совершенно незнакома с основами и не понимала, как это − грамотно и артистично прочитать прозу, басню, стих… Я тогда не понимала, как надо себя преподносить. Но я все три года упорно занималась речью, актерским мастерством, ходила в бассейн и на курсы по истории искусства в Пушкинский музей. Наконец, на третий раз удача улыбнулась мне. Хотя я поступала совсем не к тому педагогу, о котором мечтала. А мечтала я, конечно же, о Каменьковиче (60). Судьба забросила меня в ГИТИС, но и такому результату я была несказанно рада!

 

  • Так сложилось мое детство, что на меня никто не давил и не говорил, что не стоит поступать в театральный, что надо обрести «нормальную» профессию − стать врачом или юристом. Я всегда могла распоряжаться своим временем, следовать своим желаниям. Меня воспитывала бабушка, и она абсолютно спокойно восприняла мое решение пойти в театральный. Кстати, театральный вуз дает не только актерское образование, но и очень хорошую гуманитарную базу.

 

  • Моя первая роль в кино была в фильме Дениса Евстигнеева (53) «Займемся любовью», мне тогда было лет 19−20, я заканчивала первый курс в ГИТИСе. Роль была эпизодическая (хотя изначально Денис Евгеньевич пробовал меня на главную, но я вечно получаю не совсем то, чего хочу, впрочем, и это тоже было хорошо!). Этой маленькой роли хватило мне для того, чтобы полностью переключиться с театра на кино в своих пристрастиях.  Учеба в театральном вузе оказалась не такой, как я себе это представляла, а мир кино, о котором я никогда не думала, начал сильно манить. Я поняла, что влюбилась в кинематограф!

 

  • Практически каждый день после института я ездила на Мосфильм на метро и троллейбусе и не брезговала никогда даже кастингами в рекламу. Я просто хотела быть перед камерой, чтобы режиссер кричал мне: «Мотор! Начали!» Порой сам процесс был важнее результата. Это как наркотик.

 

  • У меня на тот момент был неправильный прикус, и передние зубы были развернуты. Однажды на кастинге рекламы зубной пасты мне сказали: «С такой кривой улыбкой Вы никогда не получите роль в рекламе жвачки или зубной пасты!» (Смеется.) Тогда я поставила себе брекеты, это был второй курс. И именно в брекетах меня заметил Руслан Бальтцер (42), режиссер фильма «Даже не думай». Его покорила моя улыбка, хотя продюсеры тогда сильно сомневались насчет моей кандидатуры, я казалась им не сексуальной. Но мы сделали пробы, и Руслан смог их убедить, что эта смешная девочка в брекетах − то, что понравится молодому зрителю.

 

  • Настоящая популярность пришла после клипа группы «Звери». В клип я попала, просто пройдя кастинг. Как я была для них одной из тысячи девочек, так и они были для меня одним из тысячи кастингов. Просто совпало − мы нашли друг друга.

 

  • В первый раз я вышла замуж еще до поступления в театральный ВУЗ, это была моя юношеская, даже детская влюбленность. Он был старше меня на 14 лет. Мы с ним расстались, когда я уже училась в институте.

 

  • Отец старшего сына официально не был моим супругом, мы жили вместе, но не были расписаны. Он творческая личность, а замужество тогда не казалось мне чем-то важным. Сейчас я, конечно, смотрела бы на мужчину как на потенциального мужа и отца своих детей. Тогда я просто влюбилась и не задумывалась о будущем.

 

  • Как-то сидели с подругами и помимо платьев обсуждали мужчин. Я тогда сказала в шутку, что было бы здорово завести роман с иностранцем и летать к нему на выходные на его частном самолете. Конечно же, в этот момент я представляла себя Грейс Келли (1929−1982). И буквально на следующий день я встретила Надава (второй муж Анастасии. – Прим. ред.). Все подруги заголосили: «Вот, смотри, ты же хотела мужчину иностранца!»  Но я-то хотела с частным самолетом. (Смеется.) Ну ты же помнишь, да? Я никогда не получала от жизни того, о чем мечтаю. (Смеется.)

 

  • С Надавом мы познакомились на дискотеке в Бодруме, куда я прилетела отдыхать со своими подружками. А он приехал со своим офисом отмечать еврейский новый год. У нас случился курортный роман − всего за два дня до моего отъезда, и за эти два дня произошла вся love story, какая только могла быть. Я уехала с крокодильими слезами. Дико влюбилась в него, но понимала, что, поскольку мы живем в разным странах, из этого мало что может получиться. Мы общались через Интернет, и спустя месяц я прилетела к нему в Тель-Авив. Год мы так друг к другу летали − то он ко мне, то я к нему.

 

  • Спустя какое-то время мы поняли, что либо кто-то должен к кому-то переезжать, либо надо расставаться. Так жить больше нельзя! Изначально планировалось, что он приедет ко мне в Москву, я искала ему работу. Но на дворе был 2009 год, кризис, всех иностранцев увольняли, не было никаких шансов. Это и определило наше будущее местожительство − я переехала к нему.

 

  • В прошлом году я сняла свой собственный фильм, он называется «Иерусалимский синдром». Сама стала продюсером, режиссером и исполнила главную роль. Идея фильма родилась в Иерусалиме − одном из величайших городов мира. Меня очень вдохновляет этот город, и я подумала, почему бы не снять о нем фильм. Я начала копаться в истории в поисках сценария и актеров. Все это рождалось долго и в муках. Бюджет был ограничен, так как я снимала все на свои средства. Понимаю, что проект наивный и студенческий, это мой первый опыт, но он замечателен тем, что над ним мне помогали работать самые настоящие профессионалы! Я планирую развиваться в этой сфере. Возможно, не как режиссер, а как продюсер. Сейчас вынашиваю план полного метра.

 

Платье PAPER London


  • Не могу жить совсем без творчества. Сейчас я снимаю небольшой видеопроект в Instagram: стихотворные ролики в формате «15 секунд». Это креатив чистой воды, потому что я могу делать все что угодно, что нравится мне, а не каким-то продюсерам «сверху». Сначала я выбираю стихи, они должны отражать мой внутренний мир, мое состояние, и при этом укладываться в 15 секунд прочтения, потом мы с моим режиссером думаем о костюме, месте съемок, придумываем мини-историю, сценарий. После съемок наш монтажер делает цветокоррекцию, монтаж, подбирает музыку. Получаются такие мини-мини-мини-фильмы! И эти рамки в 15 секунд делают процесс еще интереснее! Мне кажется, такого еще никто не делал.

 

  • Израиль вообще располагает к свободному творчеству. Благодаря его атмосфере я начала создавать украшения, все как-то само собой завязалось. Во время беременности мне необходимо было куда-то девать творческую энергию. Не было цели создать бизнес, я просто сначала сделала один браслет, потом второй. Спустя какое-то время открыла сайт магазина, где все это могло продаваться. Украшения имели успех. С тех пор у меня есть свой собственный бренд − Nastia Olgan, и это тоже дает возможность творить.

 

  • У меня был опыт работы в израильском театре. Никогда не подумала бы, что смогу играть в тель-авивском театре, да еще и на иврите! К тому же пьесу Горького «Васса Железнова»! Я, конечно, играла не главную роль, но опыт впечатляющий. В сущности, это была моя первая профессиональная театральная работа. В России я в театре не играла, исключение составляет лишь дипломный спектакль в ГИТИСе. Я это сделала, и невероятно горжусь собой!

 

  • Никогда не мечтала о семье. То, что сейчас происходит в моей жизни, − случилось само собой, я к этому не стремилась. Если честно, я не считаю себя идеальной матерью или женой. В первую очередь, я воспринимаю себя как актрису, а уже потом как маму. Но с другой стороны, я не до такой степени карьеристка, чтобы разрушить то, что имею сейчас, над чем я работала последние 6−7 лет. Я сейчас живу между двух миров, двух стран двух ипостасей. Порой это доводит меня до отчаяния. Но пока я не могу найти идеальный выход из ситуации…

 

  • Мой муж хочет еще детей. У нас есть общая дочка Эстер и мой сын Кузьма, который любит Надава, как родного отца, он называет его «аба» («папа» на иврите).  Они вместе занимаются спортом, ходят на футбол, делают уроки, я не делала со своим ребенком уроки ни разу в жизни… Но к третьему малышу я пока не готова. Хочу немножко пожить для себя, точнее, для той части себя, которая у меня еще осталась.

 

  • Я из средней нормальной советской семьи − ни нищие, ни богатеи, просто середнячок. Поэтому у меня нет привязанности к вещам, и я оцениваю вещь не по стоимости, а по эмоциональной отдаче. Мне приносит удовольствие покупка свитера и за тысячу, и за десять долларов − главное, чтобы он был красивым! Мне нравятся и бриллианты, и украшения из пластмассы одинаково. Я в равной степени чувствую себя комфортно и на каблуках на светской вечеринке с шампанским, и в шортах на улице с хот-догом в руках. У меня нет тяги к брендам и статусным штукам, гораздо важнее свобода, чем обладание какими-то материальными благами. У меня даже машины никогда не было, я не люблю водить, хожу везде пешком.

 

  • Я ненавижу йогу и мозгоправов. Даже если понимаю, что это иррационально, все равно сделаю так, как хочу. Я живу инстинктами.

 

  • Я боюсь высоты. Даже когда встаю на стул, испытываю страх.

 

  • Никогда не даю советов, так как сама ненавижу, когда мне кто-то что-то советует. Я считаю это абсолютно бессмысленным. У каждого свой характер, ситуация в жизни, свой психотип, свои потребности, поэтому очень сложно всем советовать что-то универсальное.

Фото: Лия Гельдман. Стиль: Наталья Ворник Благодарим Names.ru за помощь в подготовке материала

ЭКСКЛЮЗИВ

Самые редкие новости и материалы ежедневно, а также невероятно важные события за неделю

Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку.

Политика конфиденциальности просмотреть