Логотип Peopletalk

Эстетика в фильмах Уэса Андерсона: реальность, смещенная на пять градусов

Главное изображение статьи
Купить рекламу

Уэса Андерсона любят называть самым эстетичным режиссером Голливуда, и это вполне заслуженно: кадры из его фильмов разлетаются на картинки в Pinterest, а в социальных сетях даже существует аккаунт Accidentally Wes Anderson, где выкладывают снимки, похожие на его работы. В последних он любит собирать все сливки Голливуда (во «Французском вестнике», например, настоящий золотой состав от Фрэнсис Макдорманд, Тильды Суинтон и Эдриана Броуди до Тимоти Шаламе и Леи Сейду) и рассказывать удивительные истории так, как умеет только он – красиво. Эстет и перфекционист, он сегодня отмечает свой 53-й день рождения и создает фильмы, которые становятся глотком свежего воздуха и всегда выделяются на фоне других. Вот он, фирменный почерк Уэса Андерсона (сам режиссер называет свой стиль реальностью, смещенной на пять градусов): симметричные планы, конфетные оттенки, кукольные домики, верность пленке и буйство красок, выверенное в каждом кадре настолько, что любой хочется сохранить в «Фотопленку».

Уэс Андерсон подходит к палитре, рисующей его фильмы, с особой тщательностью, и характерная ему насыщенность кочует от одной работы к другой практически без изменений, хотя и среди оттеночного разнообразия у самого эстетичного режиссера современности есть любимчики: желтый, красный и бирюзовый. Кажется, невозможно представить его «Отель «Гранд Будапешт»» без розового, красного и голубого букета, «Безупречного мистера Фокса» без янтаря, а «Королевство полной луны» без оттенков зелени.

А особою магию такому цветовому буйству придает пленка, безошибочно ловящая все полутона. Да, с подобным вниманием он относится только, пожалуй, к актерскому составу, как правило собирающему звезд первой величины, и своим фаворитам: Биллу Мюррею, Оуэну Уилсону, Джейсону Шварцману.

Еще одна важная составляющая визуального языка Уэса Андерсона – симметрия, в которой чувствуется явное влияние Стэнли Кубрика, Питера Гринуэя и Уита Стиллмана, тоже ставящих во главу угла соразмерность пропорций. Четкость в своих кадрах он доводит до совершенства, и это во многом не просто желание создать геометрический идеал, а индивидуальные представления режиссера о красоте: «Это не сознательные решения, это скорее нечто вроде почерка. Я это делаю именно так, а не иначе; иначе мне не нравится». Длинные кадры, фокусирующие внимание на действии, когда камера движется за объектом по одной траектории, к тому же приближают его к мечте – театре, о котором он грезил всегда. Вообще, в плане съемки Уэс Андерсон – настоящий фетишист. Отсюда и его постоянный оператор Робер Йоумен, и излюбленный им статичный план сверху вниз, и крупные планы, показывающие детали и предметные миры, точно отражающие характеры его персонажей и делающие его фильмы до мелочей подробными и тактильными, и своеобразное использование «slow motion», работающее в его случае на иронию, а не на градус эпичности.

А еще Уэс Андерсон обожает шрифты. Да, они, как и цветовая гамма, в каждом фильме играют свою отдельную роль, и это для режиссера дело буквально семейное: за шрифты и надписи у него отвечает в основном младший брат, Эрик Чейз Андерсон. Почерк, оформление записей, названия на транспорте, зданиях, коробках, заголовки газет и книг, рекламные вывески – все имеет свое место, никогда не появляется в кадре просто так и работает на раскрытие характеров. Для «Королевства полной луны», например, был даже специально разработал рукописный шрифт Tilda, а для «Гранд Будапешта» выбран символичный Archer, использовавшийся для кулинарного журнала Martha Stewart Living. Совпадение?

Вообще, сам Уэс Андерсон признавался, что если бы не ушел в кино, то стал бы архитектором, и это явно отражается в его стиле: миры, которые он создает на экране, обязательно наполнены деталями, будь то книги и личные вещи или обои и картины на стенах. При этом все эти мелочи, делающие картинку идеальной, как признавался сам режиссер, появляются спонтанно: «Меня всегда поражает, как все сложилось, ни один мой фильм не вышел таким, как я думал». То же правило работает и с костюмами: за них в фильмах в основном отвечает Милена Канонеро («Крестный отец», «Сияние», «Заводной апельсин»), но и сам режиссер лично прикладывает руку к образам своих персонажей. Из-за такого внимания к деталям, например, художникам «Бесподобного мистера Фокса» пришлось переделывать несколько кадров просто потому, что брюки оказались не той длины. Зато как результат – безупречный стиль героев и мировые бренды в списке поклонников режиссера: так, Prada для его работ придумывали чемоданы, а Louis Vuitton под руководством Марка Джейкобса отвечали за предметы багажа и одежду братьев из фильма «Поезд на Дарджилинг».

И пусть Уэса Андерсона часто обвиняют в инфантилизме (даже его типичный герой – это или ребенок, спешащий повзрослеть, или взрослый, остающийся в душе ребенком), он все равно больше чем просто красивая картинка. Он делает полихарактерные фильмы, соединяет ярких персонажей со своим стилем и своими странностями, говорит о семье и делает это серьезно, хоть и под оболочкой комедии, и создает собственные самобытные миры, кукольные домики, выходящие далеко за пределы экранов.

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.