Логотип Peopletalk

Лето в один день: истории ветеранов о военной молодости, Дне Победы и новом поколении

Главное изображение статьи

22 июня 1941 года четыре мальчика, только что окончившие седьмой класс, повзрослели. Вчерашние школьники, любящие лапту, футбол, игры из пионерского лагеря, за один день отказались от своих детских и таких любимых развлечений. Им пришлось стать мужчинами – вместо своих отцов и старших братьев, ушедших на фронт.

Всю войну они работали в тылу, помогали семьям, а параллельно пытались исполнить заветные и далеко не детские мечты. Стать летчиком, офицером, доучиться в университете, помогать фронту, дойти до Берлина, встретить своих родных.

В 2022 году для 14-летних тинейджеров, не расстающихся с телефоном, этот список кажется таким странным. Помнят ли они прошлое своей страны? Интересуются ли им? Откуда знают о тех событиях? Еще 10–15 лет назад подростки могли узнать о Великой Отечественной войне не со страниц учебников, а от своих родных – бабушек и дедушек. Сейчас это кажется чем-то нереальным.

С каждым годом свидетелей тех событий становится все меньше и меньше. Пока мы имеем возможность общаться с ветеранами, нужно это делать. Ведь только из рассказов этих людей можно узнать истину о прошлом.

PEOPLETALK совместно с фондом «Память поколений» (оказывает медицинскую помощь ветеранам всех боевых действий) публикует рассказы четырех участников Великой Отечественной войны. Сегодня им далеко за 90 лет. Они окружены внуками и правнуками. О прошлом напоминают лишь шрамы на теле. И потухший взгляд, когда они рассказывают о своей юности.

Сколько бы лет ни прошло, мы по-прежнему отдаем почтение и восхищение им – людям, прошедшим через все горести Великой Отечественной войны. Они – наши супергерои, наши защитники, наши победители.

И это их день. И их истории.


Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями: «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «Ветеран Вооружённых Сил СССР» и многими другими. Знаками: «Почетный сотрудник госбезопасности», «Почетный радист СССР», «Воин-интернационалист».

«22 июня 1941 года мы после окончания учебы в седьмом классе Нижнематренской сельской школы развлекались игрой в лапту. Где-то в середине дня мимо нас проскакал верховой и прокричал: «Началась война!». Это была первая информация, которую мы получили, поскольку радио тогда еще в деревне не было, телефон находился только в почтовом отделе в сельском совете, большинство селян пользовались вот такой информацией, которую доставляли или пешеходы, или конные.

Через несколько дней на службу призвали старшего брата. Мы вместе с матерью, сестрой и средним братом оставались на своих местах, никуда не перемещались. Я поступил на работу в совхозный сад – и пробыл там до декабря. Затем вернулся в школу, в восьмой класс, быстро наверстал пропущенные две четверти. А после окончания отправился на военную подготовку в Усмань. Пройдя ее, стал служить в 167-м стрелковом полку 20-й стрелковой дивизии войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности.

Папу отправили служить под Воронеж. Поскольку со здоровьем у него было не все в порядке, его назначили санинструктором роты. Он выносил раненных с поля боя. Однажды за один бой он спас 21 человека. За подвиг его наградили медалью «За боевые заслуги». Последний раз я встретил отца 22 июня 1944 года в Чапаевске. В 1947 году он умер в больнице.

9 мая 1945 года, конечно, радость чувствовалась очень скомкано. Я уже знал, что на фронте погиб мой старший брат, в 1942 году скончался мой средний брат – умер от дифтерии.

После 1945 года я остался на военной службе. Был в Армении, Кабуле, Баграме, на Кубе. А после стал работать в учебных заведениях, связанных с подготовкой офицерского состава».


Принимал участие в боевых действиях в Крыму, участвовал в операциях «Озеро Балатон», «Взятие Вены», «Освобождение Праги». Трижды серьезно ранен, имеет инвалидность второй группы. Награжден орденом Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями за боевые заслуги «Взятие Вены», «Освобождение Праги». Полковник в отставке.

«Мы жили в Красногорском районе Московской области. Отец работал в гужевой артели возчиком. Семья у нас была большая: две девочки, два мальчика и отец с матерью. Так что мы занимали в бараке отдельное место.

Про войну я узнал только 23 июня, так как до этого находился в пионерском лагере. Приехав оттуда, я услышал по радио речь Молотова о том, что на нас напали. Мне тогда было 15 лет. Испугался, но на следующий день нервы поутихли – захотелось идти на фронт.

25 июня отец явился в военкомат. И я вместе с ним. Меня на фронт не взяли. Председатель артели подозвал и сказал: «Володя, теперь ты будешь возчиком вместо своего отца. Вот твоя лошадь: посмотри на нее и люби, как друга».

Через год меня отправили в Орловскую область – рыть окопы. В нашей бригаде оказались одни женщины. Но меня это не смущало – все вместе мы разделяли тяготы, которые встречались в ходе работы. Так продолжалось пару месяцев – а затем пришла повестка, и меня вызвали в военкомат.

Прежде чем отправиться на фронт, предстояло отучиться в военном училище. Руководитель приемной комиссии решил проверить, как я слышу. Стал выстукивать какую-то мелодию по столу и затем попросил повторить меня. Я не смог это сделать. «Тебе на ухо медведь наступил, ты нам не подходишь», – сказал командир. И я после провала отправился обратно рыть окопы.

Вскоре вновь призвали. Уже другой руководитель приемной комиссии принял меня и отправил в десантные войска.

Войну я завершил в звании младшего лейтенанта. До Великой Отечественной я даже не думал связать свою жизнь с армией. Но после 9 мая понял, что я еще многое могу сделать на службе. Поступил в военное училище и прослужил еще 30 лет».


В армию призвали в 1943 году. После окончания новосибирских курсов радиотелеграфистов он служил в радиороте командиром отделения. В мирное время Константин Павлович окончил Ленинградское военно-инженерное училище. Завершил военную карьеру в звании полковника. Награды: медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов».

«22 июня после школы я вернулся домой и увидел свою маму – она сказала, что началась война. Я хотел ее успокоить. Схватил школьный атлас и подбежал к ней: «Мама, ну ты посмотри, какая маленькая Германия и какая огромная Россия. Мы точно выиграем!» Мать сказала, что я ничего не понимаю. Она-то застала не одну войну. Но я ее не послушал. Как и не послушал, когда нашему классу велели явиться в Царицыно – центральный город нашего района.

Я не понимал, для чего нас собирают. Легко оделся – шорты, футболка. Приехали на место, оттуда нас повезли под Смоленск рыть окопы. Когда мы туда приехали, нам объявили, что ночевать негде, вокзал полностью разбомблен. Мы с одноклассниками спали на голой земле. Да, лето, но ночи-то холодные. Я вспомнил маму, которая велела одеваться теплее. А я ее не послушал. Уже во второй раз…

Наутро мы дошли до Днепра. И вдоль реки первый раз копали. В это время над нами летали немецкие самолеты. Тогда я подумал: «Ну какое безобразие! Они летают, а я ничего не могу сделать». В тот момент я решил – вернусь домой и пойду учиться на летчика.

Когда мы возвращались на станцию, чтобы сесть на поезд, над нами стали летать «Юнкерсы». Кто-то скомандовал: «Ложись!» Я потерял сознание. Очнулся уже в поезде, который вез домой. Нас высадили в Москворечье. До своей деревни шли пешком. Сил не осталось совсем: через каждые 100 метров останавливались, отдыхали.

Во время Великой Отечественной войны я поступил во Вторую ленинградскую спецшколу ВВС. На протяжении всей учебы оставался отличником. Сдавал на «пять» зачеты, экзамены. Мою учебу засчитали за службу на фронте. Хотя я очень хотел туда. Однажды я пришел к командиру, попросился в армию, а он: «Остаешься. Ты нужен здесь». Меня сделали радистом. Позднее отправили в Сибирь – обучать других передаче и приему радиосообщений.

Главная радость от 9 мая в том, что я наконец-то встретил своего отца, который ушел на фронт в начале войны. О его судьбе было неизвестно. Я находился в Москве – работал радистом первого класса. Это самый низший разряд. За людей нас не считали, так что давали дополнительную работу, например заставляли разгружать уголь. И вот в День победы после своей смены, весь черный, я пошел в ванную умываться – и увидел отца, который направлялся туда же. Он меня сразу же повел к командиру роты. «Вот моя смена пришла!» – гордо сказал он. Вскоре его демобилизовали. А я остался и служил еще какое-то время».


Во время войны служил рулевым сигнальщиком на бронекатере в составе Краснознаменной Ордена Ушакова I степени Днепровской военной флотилии в звании матроса на 1-м Белорусском фронте. Воевал на кораблях флотилии в Польше.

Принимал участие в Берлинской операции, обеспечивая форсирование водных преград, перевозку грузов и высадку десантов. Награды: орден Отечественной войны II степени, орден Трудового Красного Знамени; медали: «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», «За взятие Берлина», ведомственные, памятные и юбилейные медали и знаки.

«22 июня я собирался на тренировку по футболу со своим соседом. Он всегда брал меня с собой. Мы вышли из дома и отправились на поле – и вдруг услышали, как в микрофон объявляют, что началась война. Естественно, матч отменили. И мы с моим товарищем отправились обратно.

Какие у меня были чувства? Я, мальчишка, не воспринимал все всерьез. «Напали? Ну Красная армия точно даст отпор!» – вот, что я думал. Когда встречался с друзьями на улице, мы постоянно обсуждали, что наши-то точно победят. Кто же знал, что так все затянется.

Летом 1941-го я узнал, что мой давний друг, мой ровесник, ушел на фронт. Просто запрыгнул в поезд с солдатами – и попал в армию. Я хотел тоже участвовать в боях. Узнал, что можно поступить в военно-морскую школу, отучиться и пойти служить. В 1944 году я оказался на войне.

Больше всего мне запомнился бой, когда нам нужно было переправить легендарную 62-ю армию в город Шведт. Когда мы проходили немецкую оборону, нас подбили. Мой друг оказался серьезно ранен. Мне задело только сапог – полная ерунда, перевязал ногу и пошел дальше. Но вдруг откуда ни возьмись на нас пошел бронекатер. В меня выстрелили – два или три раза. Я был в шоке. Пришлось выходить на берег – прятаться в немецких окопах. Наутро нас спасли красноармейцы.

9 мая я встретил в Берлине. Днепровская флотилия участвовала во взятии города. Одна из всех. Утром нас разбудили криком: «Вставайте! Война кончилась!» Ой, такая радость была!».


Фото: Сергей Аутраш
Дизайн: Татьяна Курьякова
Ретушь: Анна Котт

Благодарим за помощь в организации съемки фонд «Память поколений», который каждый год организовывает акцию «Красная гвоздика».

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.