Логотип Peopletalk

От BTS до «Паразитов»: как корейская культура захватывает мир?

Главное изображение статьи
Купить рекламу

В 2020-м «Оскар» за лучший фильм впервые в истории кинопремии получила картина на иностранном языке – Академия выбрала «Паразитов» южнокорейского режиссера Пон Джун Хо, обогнавших «1917», «Джокера» и «Маленьких женщин». Прошел год, и на сцену «Грэмми» – музыкального «Оскара» – вышла группа BTS с закрывающим шоу номером, которого, кажется, миллионы зрителей ждали даже больше, чем появления в Staples Center Билли Айлиш и Гарри Стайлса. Все это – «корейская волна» (да, у этого явления есть даже свое название), стремительно накрывающая мир. Как и почему? Рассказываем!


Если в кинематографе корейцы давно («Олдбой» и «Воспоминания об убийстве» 2003-го знакомы и европейской, и американской аудитории, а для корейских дорам на Netflix есть отдельный раздел), то музыкальную индустрию они начали массово покорять в 2012-м, когда вышел вирусный Gangnam Style. Через год появился любимый миллионами BTS, еще через год ребята выпустили дебютный альбом, а еще через четыре года – повысили доход своей агентской компании на 132 % и удвоили ее чистую прибыль, доведя ее до 44 000 000 долларов.

BTS – пожалуй, самые яркие представители K-pop, южнокорейского музыкального жанра, культура которого требует абсолютного идеала: чистого и ровного вокала, синхронной хореографии и внешности, соответствующей корейским стандартам красоты. Отсюда и название представителей K-pop: не «солисты», а «айдолы» (от английского idol – кумир, идеал, божество). Строго? Да. Не менее строго, чем в официальном сообществе поклонников BTS, называющем себя ARMY. Присоединиться к ним просто потому, что тебе понравились пару песен, нельзя – набор в ARMY ведется раз в год, а принимают в нее по экзамену, проходящему исключительно на корейском.

«Люди часто путают обычных фанатов BTS и тех, кто входит в ARMY. Но между ними большая разница, у официально зарегистрированных фанатов больше привилегий, они могут попасть в те места или на те концерты, на которые обычная публика не допускается», – рассказывает в интервью Asian Boss одна из участниц ARMY.

BTS входят в мировой список Forbes (в 2019-м они заработали 57 000 000 долларов, обогнав Ариану Гранде, The Weeknd и Леди Гага), записывают песни с Halsey, Ники Минаж, Juice WRLD, Steve Aoki и другими звездами, их Euphoria звучит в одноименном сериале HBO, самих участников сравнивают с молодыми Beatles и изучают их в Калифорнийском университете Беркли, в Instagram за группой следят 38 700 000 человек, а число просмотров их клипов в YouTube достигает 500 000 000. В чем успех? Скорее всего, в основе K-pop, подразумевающей идеальную картинку, на которую просто нравится смотреть. Эти ребята умеют делать шоу и представлять его, а контент в визуальном формате, как показывает практика последних лет, наиболее популярен.

К тому же K-pop – это не про один определенный жанр, а про их микс, да и тексты песен те же BTS часто пишут сами и посвящают их важным социальным проблемам, избегая тем про алкоголь, наркотики и секс и делая выбор в пользу душевных переживаний, понятных всем. Это, в принципе, хорошо характеризует и корейскую культуру в целом. «Она рассказывает об универсальных вещах. В «Паразитах», например, это разрыв между бедными и богатыми. Это то, с чем люди за пределами Кореи могут себя отождествить», – рассказывает профессор Британского Колумбийского университета Дон Бейкер в комментарии Hromadske.

На хороший текст накладываются экспериментальное звучание и игра с жанрами (в одной песне может быть и поп, и рэп, и кантри), затем – костюмы, танцы и команда, делающая мощное шоу, отработанное до мелочей.

При этом K-pop не возможен нигде, кроме Южной Кореи, одна из составляющих его феномена в свежести артистов, их эксклюзивности и непохожести на классическую американскую и европейскую культуру, которая во многом вторична.

Секрет «корейской волны», конечно, не только в BTS. Продвижению культуры в Корее способствует сама государственная система, поддерживающая внутреннюю индустрию: «В посольствах устраивают вечера корейского кино, куда приглашают специалистов, чтобы потом об этих фильмах говорили. Также они выделяют средства университетским преподавателям, которые исследуют корейскую поп-культуру», – рассказывает Дон Бейкер. Сделано это все не только в целях популяризации своих творческих деятелей за рубежом, но и для дополнительного дохода: в 2018-м, например, правительство Южной Кореи оценило доход от культурного экспорта в 4,4 миллиардов долларов минимум. Те же BTS в популяризации Кореи на мировом рынке играют, кстати, не последнюю роль – с ними сотрудничают LG Electronics, Coca-Cola, Puma, Hyundai Motor (после выхода рекламы новой модели с участниками группы очередь на нее выстроилась на полгода вперед).

Особенно внушительно такие цифры выглядят по сравнению с событиями 20/30-летней давности, когда, например, фильм «Парк Юрского периода» в 1993-м заработал в мировом прокате больше, чем Южная Корея на 1 500 000 проданных Hyundai. Затем был кризис 97/98 годов, а за ним и решение президента восстанавливать экономику за счет фильмов и сериалов и поддерживать национальную культуру, сделав ее элементом «мягкой силы». Получилось ли? Определенно.

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.