Она говорит, что «все мы живем в мире образов и так или иначе ими вдохновляемся». Что это значит – не понять. Сюзанна (25) отвечает очень пространно, пока не почувствует, что я не пытаюсь вытащить из нее «желтый эксклюзив», не развернется ко мне и не начнет улыбаться. Понимаю: открылась. «Я интроверт, и мне приходится очень долго восстанавливаться после контакта с людьми».

Жакет, юбка, клипсы, Chanel (Vintage Dream)

В жизни она еще красивее, чем на фото, поэтому поверить в то, что в школе ее травили, почти невозможно. «Меня дразнили за огромные губы, за маскулинные черты лица, за то, что мой папа – темнокожий. То есть это был нормальный, школьный, среднестатистический расизм».

Отец Сюзанны – араб с эфиопскими корнями («Он темнокожий, он прямо диско суперстар был в молодости. Полиглот, лингвист, обаятельный молодой человек»), мама – тоже лингвист и филолог. Познакомились, когда учились в университете в Воронеже. «У меня еще есть старшая сестра Сабрина. У нее волосы курчавые и более этнически выраженная внешность. Я же больше похожа на мать, она украинка».

Платье, Yakubowitch; лодочки, Casadei

С отцом она не знакома. Ну почти. Как только Сюзанна родилась, он ушел из семьи. «Он – мусульманин, она – христианка. Он воспитан в полном господстве над всеми сторонами жизни женщины. Были конфликты, доходило до драк». А когда Сюзанне было 15 и ее старшая сестра участвовала в украинской «Фабрике звезд», организаторы шоу решили сделать Сабрине «сюрприз» – нашли ее отца (который после развода вернулся в Йемен) и привезли его к семье на Новый год.

все слайды

«Никто из нас к этому готов не был. Это было очень жестко, особенно для моей матушки. Она чуть дар речи не потеряла. Все плакали, и я плакала – просто за компанию. Он приехал на две недели. В гости. Растормошил всех знакомых, бабушка начала работать в режиме шеф-повара, и мамочка, естественно, окрылилась. А потом он сказал: «У меня там жена и трое детей. Я не могу остаться». Мама была в таком шоке, что у нее защемило нерв, и она полтора месяца не могла двигать одной стороной тела».

Жакет, юбка, цепь, Chanel (Vintage Dream)

С дочкой ей тоже приходилось непросто. Сюзанна часто уходила из дома. «Меня тянуло к природе. Я гуляла одна: шла к морю (после Воронежа мы переехали в Керчь), в лес. Меня искали с милицией. К счастью, всегда находили».

Сюзанна говорит, что маму совсем не удивляют ее феминистские взгляды, верность бодипозитиву и мужской характер: «Я бы даже сказала, что она какое-то время воспитывала меня в духе мужененавистничества. Так сказался уход отца из семьи». Но даже самые мужественные женщины тоже иногда плачут. «Я абсолютно такой же чувствительный и ранимый человек женского пола. Все мы время от времени чувствуем себя очень незащищенными в этом мире. Факт. Основная причина – мужчины все еще считают, что женщина должна быть сексуализирована, представлять собой объект обслуживания. А я не такая, я транслирую свободу».

Жакет, юбка, Chanel (Vintage Dream); ожерелье, Miriam Haskell (Vintage Dream)

И муж, Рома «Мальбэк», в этой свободе ее не ограничивает. Правда, Сюзанна признается, что ее семейная жизнь ни на что не похожа. «Общие представления о семейной жизни и моя семейная жизнь – два параллельных, не пересекающихся процесса. Моя – это реальность, а представления – устоявшаяся модель. Я не считаю, что должна им соответствовать».

Сюзанна и Рома поженились через несколько дней после знакомства. Еще один стереотип, который она разбила. «Мы знакомились с Ромой эпизодами. Сначала он пригласил меня на прогулку, когда я еще жила в Киеве, потом полтора года мы друг о друге не вспоминали. Потом я переехала в Москву, мы созвонились и провели вместе несколько дней. Возникли чувства».

Сюзанна говорит, что предложение было «простым», но по факту это скорее похоже на фильм: «Мы ехали в машине, и между нами развернулся диалог:

– Ты будешь смеяться, но я сегодня подумала… Не буду говорить.

– Что? О чем ты подумала?

– Мне сегодня захотелось быть твоей женой.

– Да, я сегодня думал об этом в половину пятого.

– Какое совпадение, я думала об этом где-то в четыре и в половину пятого.

– Давай поженимся.

– Давай поженимся.

И несмотря на то, что в Сети постоянно пишут: «Сюзанна и Мальбэк снова разводятся», она эти слухи не комментирует: «У нас все хорошо». Переспрашиваю: «Все хорошо – это любовь, гармония и мир?» В подробности не вдается и улыбается: «У нас все хорошо».

На днях пара улетела в Ниццу, а комментарии под всеми постами в Instagram закрыла. Видимо, чтобы личное оставалось личным. Без вмешательства третьих лиц, которое они так не любят.


Благодарим отель Radisson Collection Hotel за помощь в организации съемки.