Логотип Peopletalk

Терапия мультфильмами: как современная анимация заменяет нам психологов, учит жизни и вскрывает детские травмы?

Главное изображение статьи
Купить рекламу

Мультфильмы давно перестали быть «детскими», аниматоры давно не боятся идти на смелые эксперименты с формой и содержанием: так, за последние 10 лет на экранах появились независимые принцессы, которым не нужен принц, чтобы «долго и счастливо» («Храбрая сердцем» и «Холодное сердце»), глубокие истории про психологию, смысл жизни и смерть («Головоломка», «Тайна Коко», «Душа») и даже анимация с персонажем с нетрадиционной ориентацией («Вперед»).

Яркие герои, добрый юмор, легкость повествования и отсутствие многослойности сюжета обеспечивают мультфильмам то, что вряд ли можно найти даже в самых сильных драматических полнометражных фильмах – возможность разговаривать со зрителем вне зависимости от его возраста о действительно важном, при этом не нагнетая атмосферу, так что в итоге полтора часа у экрана могут не только помочь развеселить детей, но и заменить их родителям прием у психолога.

«Тайна Коко»

После «Души», разбившей наши сердца прошлой зимой, например, хочется чуть больше любить жизнь и вспоминать о мелочах, наполняющих ее, а «Головоломка» вообще открыла нам глаза на природу эмоций (она, кстати, проходила проверку психотерапевтами перед премьерой) и помогла лучше понять себя. Таких примеров в современных мультфильмах много.

«Головоломка»

Психолог Евгений Идзиковский рассказывает: «Это способ столкнуться со своими переживаниями, что-то почувствовать и переосмыслить. Мы автоматически выбираем сюжеты, близкие нам по нашей эмоциональной травматике, и обратите внимание, что самые популярные мотивы анимации – «ты классный сам по себе», «справедливость восторжествует», «твое мнение важно», «ты не одинок» – перекликаются с самыми распространенными проблемами – одиночеством, обидой, ненужностью. Легкий способ самодиагностики – понять, что заставляет тебя плакать и что именно в тебе откликается?»

Евгений Идзиковский, психолог, коуч, сертифицированный гипнотерапевт в России и США, мастер нейролингвистического программирования

Эта схема, конечно, работает и с литературой или тем же кино, но мультфильмы сделаны в этом плане тоньше: «Никакой фильм не сравнится с анимацией. Чтобы проследить эмоцию персонажа на экране в мультфильме, понадобится несколько секунд, в кино же на это уйдет больше времени, и если там ставка на актера, режиссера и другие факторы, то на вымышленных персонажей мы переносим собственную картинку – это наше зеркало», – поясняет психоаналитический терапевт и старший преподаватель кафедры психологии университета «Синергия» Анна Гусева. 

Анна Гусева, старший преподаватель кафедры психологии университета «Синергия», психоаналитически ориентированный терапевт, профессиональный астролог

Большой плюс анимации в том, что она позволяет работать с образами напрямую без нагромождения смыслов и необходимости далеко ходить, чтобы понять, что на экране хорошо, а что плохо, – есть четкое разделение ролей и драма в самой ее сути без лирических отступлений и второстепенных сюжетных линий. При этом фильм, сделанный по тому же образцу, мы с большой вероятностью назовем посредственным, потому что хорошее кино требует не менее хорошей драмы и конфликта (пусть даже и внутреннего), раскрываемого точно не простотой и легкостью повествования.

К тому же мультфильмы – это безопасная зона для встречи со своими базовыми эмоциями, «тренировочный полигон», как говорит психолог и мама четверых детей Виктория Джамгарян, на котором можно увидеть самого себя.

«Все сюжеты знакомы каждому по собственному жизненному опыту: одиночество, семья, мечты, и за счет такой универсальности легко сопоставлять себя с нарисованными персонажами и вместе с ними проходить их и свой путь. В психологии есть даже такой инструмент, как кинотерапия, позволяющий получить психологическое воздействие максимально щадящим образом через отождествление с героем в похожей ситуации, и мультфильмы могут предложить важное и неочевидное решение, дать силы на то, чтобы просто успокоиться».

Виктория Джамгарян

Да, современная анимация, как правило, не так далека от реальности, как может показаться на экране, потому что за любыми, даже самыми фантастическими мирами и волшебными ситуациями стоят все те же человеческие характеры, только в максимально упрощенном виде. Так они понятнее детям (все же на них индустрия и рассчитана) и очевиднее взрослым, теряющим суть в повседневных делах: «Каждый взрослый – ребенок в душе, но есть и более психологически сложная причина. Когда мы смотрим мультфильмы, мы возвращаемся в детство, вспоминаем свое поведение в моментах и анализируем его причины, а это хорошая проработка внутренних переживаний, расслабление, которое еще и отвлекает от ежедневной рутины хотя бы на некоторое время», – рассказывает Анна Гусева.

«Храбрая сердцем»

Прикладная терапевтическая польза мультфильмов еще и в выявлении подавленных когда-то чувств и эмоций и в обучении через истории (нам всем нужен пример в трудных ситуациях), а чем ярче впечатление от персонажа, тем сильнее стремление ему соответствовать.

Евгений Идзиковский: «Чем глубже бездна проблем, тем больше мы ценим внутренний ресурс, позволяющий их решить. Типичный сюжет сначала знакомит нас с протагонистом, окунает в его жизнь, потом сталкивает с препятствиями, негативными эмоциями и потерями и только потом, после приложенных усилий (и, возможно, не с первой попытки), дает нам ощутить счастье. Прожив это, мы примеряем на себя волю, ум, упорство, дружбу – то, что в итоге позволило герою справиться. Четверть терапевтических технологий (визуализации, сказкотерапия, регресс и далее по списку) работает ровно по этой же схеме, и в этом смысле подходящий мультфильм в подходящее время вполне может заменить сеанс с психологом».

Так что, на терапию?

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.