Полина Максимова заходит в кафе, не опоздав ни на минуту, садится напротив и заказывает шампанское. Но бокал будет стоять нетронутым ровно до того времени, пока не закончится наше интервью. «Сначала работа!» – говорит она. Да, дело было 12 июля – Полине исполнялось 29 лет. Ко мне она приехала сразу после смены, а на вечер у Максимовой был запланирован тихий праздник в кругу друзей. В ней теперь не узнать блондинку Лёлю из «Деффчонок» – перед тобой коротко стриженая пацанка в кроссовках с озорным взглядом и без капли макияжа.

«Да я вообще не Лёля», – отмахивается Полина. Какая она на самом деле, почему после съемок с Воробьевым у нее осталось три шрама и почему она больше никогда не станет афишировать свои отношения, Полина рассказала PEOPLETALK.


За семь лет сериала «Деффчонки»… у людей сложился стереотип: я смешная блондинка с кудрями, в коротком платье и с глубоким декольте. Но если знать меня в жизни – я совершенно другая и не похожа на тех персонажей, которых играю. Я люблю спорт, не люблю краситься и не люблю ходить на каблуках.

Во мне все это всегда было – ломать стереотип и убеждать зрителя в том, что я могу играть серьезные роли. И когда я соглашалась на роль Лёли Ржевской в «Деффчонках», застрять в этом образе я не боялась. Более того, я стремилась занять эту нишу и стать лучшей в этом амплуа, и у меня это получилось. Сейчас нет смешнее блондинки, чем я. Это моя ниша, я ее занимаю по праву. Я так считаю.

Лёля из «Деффчонок»… очень классная. С каждым сезоном у нас все больше общего. Я учусь у нее легкости восприятия, умению не обижаться и проще относиться к жизни.

Платье, Dokuchaeva; украшения, Poison Drop; очки; Topshop

Утверждать меня в драму… это своего рода риск для продюсеров, потому что люди ассоциируют меня исключительно с комедией, юмором и позитивом. Но это круто, что мне дали возможность реализовать себя в драме, и я ее не упустила. 11 октября выходит в прокат картина «Без меня» режиссера Кирилла Плетнева (38), я играю там вместе с Любовью Аксеновой (28) и Риналем Мухаметовым (29). Мы сняли мистико-психологическую драму о двух девушках, конкурирующих друг с другом, но оказавшихся в итоге в одной лодке. Это про внутренние изменения человека, про пройденный моральный путь.

Для съемок я похудела на 10 килограммов, весила 46 кило, коротко постриглась, научилась ездить на мотоцикле, играть на фортепиано. Очень много здоровья и сил ушло на эту картину, и мне хочется верить, что все было не зря. Мне хочется, чтобы это кино повлияло на зрителя. Мне хочется, чтобы зрители, выходя из кинотеатра, помолчали о чем-то своем.

Instagram: @polinamax

все слайды

Я никогда не… пытаюсь быть лучше, чем я есть на самом деле. Я люблю общаться просто и не люблю, когда со мной общаются «запросто», понимаешь? Если ко мне начинают относиться панибратски, я свожу общение на нет. Я не пытаюсь произвести впечатление, это делают глупые люди.

В детстве… я ненавидела актерскую профессию. Я же из актерской семьи. А это репетиции, театр, занятость, ты не видишь своих родителей вообще. Когда у детей были каникулы, моя мама играла детские сказки. Я сидела в холодной гримерке с артистами, которым наносят грим, где висят пыльные костюмы, и ждала. А мама – Снегурочка, у нее несколько сказок в день. Как можно после такого любить профессию? Я мечтала быть водителем троллейбуса. Потом барменом – мне просто очень нравилось мыть посуду. Актрисой я стала по стечению обстоятельств.

Однажды я попала на балет «Лебединое озеро» и заболела этим. Занималась хореографией, мечтала стать балериной, а потом я сломала два пальца на ноге. Полтора месяца я проходила в гипсе, а когда вернулась, на мое место поставили другую девочку. Я не могла это пережить. Как это, я буду не первой, не солисткой?! Ножкой «эть» и ушла. А после этого просто сработал какой-то генетический код, и я ничего не могла с собой сделать, хотелось на сцену. А куда еще? Не юристом же.

Пиджак, топ, брюки Dokuchaeva; украшения, Poison Drop

Мои шрамы… это вообще отдельная история. Такая съемочная традиция, которая меня уже пугает. Когда мы снимали с Лешей Воробьевым клип «Я тебя люблю», у нас была сцена драки на кухне. И пока мы там «кувыркались», миска упала со шкафа, разбилась и попала мне в ягодицу. Кровь шла, как в кино Тарантино, у меня на этом месте три шрама. Ну ничего, достали стекло, залили клеем БФ-6, продолжили работать.

А когда мы снимали «Деффчонок», по сценарию Леля пришла домой пьяная с шотландской вечеринки. И мне режиссер командует: «А теперь пьяный танец, помаши руками». Я начинаю махать руками и попадаю в люстру. И у меня опять торчит кусок стекла. (Смеется.) Режиссер от ужаса не сказал: «Стоп!», а я же актриса, мы как собаки надрессированные – пока «стоп» не скажут, не имеешь права выходить из роли, из сцены. Отработала, достала стекло, кожа разошлась. Меня везут в больницу, хирурга нет, есть только уролог. Короче, руку мне зашивал уролог, который был очень похож на Будду. Думаю: «Мать моя женщина, меня сам Будда зашивает».

О личной жизни… я рассказывать перестала. Я уже в свое время наафишировалась. Кричала на весь мир о своей любви. И он меня предал. И меня это абсолютно выбило из колеи. Мы полтора года жили вместе, я отказывалась от проектов из-за него, постоянно летала к нему в Америку. И расставание для меня было невероятно болезненным – он стер меня из своей жизни, убрал все фотографии из соцсетей, все сообщения, будто меня и не было. Так легко и просто взял и стер ластиком полтора года жизни. Бежал, как крыса с корабля. Я тогда просто ушла в себя. Поэтому теперь я молчу о своих отношениях. Могу только сказать, что я влюблена, я в полетном состоянии и все классно!


Благодарим фотостудию Aprioriphoto за помощь в организации съемки.