Топ-100

Александр Гудков: о «Вечернем Урганте», Дане Поперечном и ЛГБТ в России

Ноябрь 27.2018

2778

Александр Гудков (35), бывший кавээнщик, а теперь режиссер, автор проектов на Первом канале и ТНТ и вообще один из главных людей в российском юморе, рассказал «Медузе» все – о людях, о которых лучше не шутить, Интернете и телевидении и даже о проблеме ЛГБТ-сообщества в России. Самое интересное читай здесь.


О рабочем дне

Он начинается около 12 — за это меня все считают привилегированной коровой (смеется). Я просто не могу встать раньше — и мне делают поблажки. Я приезжаю в «Останкино», сразу начинаю что-то писать и придумывать, записываю свой голос, прогоняю что-то с Ваней. После съемок Ваня уезжает, ответственные за монтаж идут монтировать, а мы собираемся на вечернюю летучку обсуждать следующий день.


О темах для шуток в «Вечернем Урганте»

На моем рабочем компьютере постоянно открыты 12 вкладок: «Лента.ру», «Медуза», «Лайф.ру» — в общем, 12 основных порталов нашей необъятной страны. Начиная от желтушки, которую я люблю и должен знать, и заканчивая ТАСС.

Утром первым делом я открываю Instagram или «Яндекс», читаю первые пять новостей и уже начинаю придумывать, что можно сделать, можем ли мы про эту новость пошутить. Потом я открываю вкладки «происшествия», «культура» и «технологии». Технологии и культура — разделы, над новостями из которых легко шутить на Первом канале. Вообще основной критерий отбора новостей такой: новость есть на «Медузе», но нет в топах «Яндекса» — тогда для нас это не новость. Потому что ее нет для обычных людей. Если ее нет в топах главного поисковика Российской Федерации, то ее не существует для России.


Об Интернете

Еще одна задача «Вечернего Урганта» — но это уже мое субъективное восприятие — это перетащить людей из Интернета в телевизор. Поэтому я и тащу в эфир какого-нибудь Даню Поперечного (Популярный блогер и stand up-комик. — Прим. ред.), несмотря на то что половина работников «Вечернего Урганта» выступает против и говорит: «А кто этот человек для России?» Я так им отвечаю: «Жизнь одна, и их надо тащить на диван, потому что они — это наша сегодняшняя жизнь». Отрицание Интернета — это самое страшное проявление ретроградства, которое только может быть.


О границах юмора

Наша любимая фраза: «Мы не шутим про певцов ВладиМир и ЮрКисс, потому что, если мы пошутим, то умрем в нищете». Сейчас все воспринимается двояко, трояко. Сегодня ты любимец, но один неверный шаг — и тебя сожгут. Так проявляется сегодня внутренняя агрессия людей. Мобильный телефон всем сегодня развязал руки. Любой человек — вообще любой — может написать любому человеку все, что он думает, — и останется безнаказанным. Это дало некую силу — в отрицательном ключе. Когда мы пошутили [в «Лиге плохих шуток»] про Рем Диггу (рэпер, который передвигается на инвалидной коляске), мой телефон чуть не сгорел от количества гнева. Мне писали: «Мы тебя посадим на кол, убьем», — причем писали и девочки, и мальчики. Взрослые, дети пишут: «Сожги! Умри!» Вот это пугает. Не хочу как-то особенно рефлексировать по этому поводу, но сожалеть тоже не хочется, ведь это то время, в которое мы живем.


О Comedy Club и КВН

Comedy Club вообще сейчас неактуален. Вот что могу сказать, сидя в офисе Comedy Production (смеется). Comedy Club не является сейчас флюгером для молодежи. Взять того же Даню Поперечного: у него все очень разнопланово — от онанизма до Pussy Riot.  Идея КВН — суперклассная. Юмористическое сражение регионов могло бы стать российской национальной идеей. Это тот же футбол, только не агрессивный, а юмористический. В 90-е годы КВН был едва ли не единственной молодежной программой. И сейчас из нее можно было бы что-то сделать — если бы кто-то смог стряхнуть с нее пыль. Если б мне дали денечек, сказали: «Гудок, давай-ка попробуй чего-нибудь внедри в КВН». Я бы убрал половину жюри, чтобы молодежи стало интересно выступать перед теми, перед кем они выступают. Посади ты вместо Гусмана Элджея! Он не придет, но позови его хотя бы! Хоть какой-то резонанс был бы. Поставь кому-нибудь два, не все ведь там выступают на пятерки! Делай выезды не в Театре Советской армии, а в каких-то других местах. Придумывай новые конкурсы, придумай конкурс видеороликов, чтобы они становились вирусными, чтобы их смотрели, чтобы молодые люди из КВН становились кумирами, были модными. Сейчас кавээнщиком вообще быть не модно.   Причина в том, что в 2008 году на информационном поле был только Comedy Club и КВН. А сейчас — есть миллиард россыпей ютьюбовских шоу. Тот же Instagram реагирует на ту или иную шутку или явление раньше, чем это делают ребята в КВН. Пока в КВН пошутят про разрыв Федука и Элджея, они уже успеют поругаться, помириться, детей родить и опять поругаться. Чтобы быть популярным, надо делать что-то в тот же день. Шоу с четырьмя эфирами в год тяжело справиться с Интернет-натиском — невозможно. 


Об ЛГБТ

Я даже не знаю, что нужно сделать и кто об этом должен сказать, чтобы что-то изменилось. Думаю, что-то должно делаться на уровне нашей законодательной власти. Обществу нужно принять, что это норма. Чтобы это произошло, об этой норме должна объявить наша законодательная власть, а потом начать об этом говорить должны наши телеканалы. Про YouTube я не говорю — там все в порядке.

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies.