Алёна Апина: «В детстве я не хотела петь»

Брюки, by Malene Birger; пуловер, Caractere; топ, White Elena Miro; туфли, Christian Louboutin.


Прошлое зачастую полно загадок, и о 90-х годах в России ходят такие невероятные истории что невольно спрашиваешь себя: а каким образом вообще люди в то время выживали? Но как бы то ни было, эти годы позади, популярные песни того времени стали уже ретро-хитами, а их исполнители – легендами. PEOPLETALK запускает рубрику «Что стало со звездами 90-х», в которой мы соберем всех самых ярких знаменитостей того времени, чтобы вместе с тобой вспомнить, как это было.


Ежедневные перемены, бешеный ритм, искрометная энергетика – в этом вся Алёна Апина. Готовясь к интервью, я ожидала встретить роскошную диву 90-х, которая повелевает жестом изящной руки в бархатной перчатке. Но Алёна, поздоровавшись со мной, тут же сделала комплимент моим татуировкам, и пелены стереотипов как не бывало. Алёна Апина – простая, интересная, озорная и настоящая авантюристка. Пройдя долгий и непростой путь от молодой певицы из глубинки до заслуженной артистки России, став кумиром целого поколения, Алёна осталась все той же девчонкой, которая ни на секунду не перестает двигаться вперед и радоваться жизни. И ей есть чем поделиться с молодым поколением. О спонтанных прогулках в ночном троллейбусе, о Прокофьеве, который изменил ее жизнь, о важности перемен и ссорах с собственной собакой нам рассказала замечательная певица, легенда 90-х Алёна Апина.

О ДЕТСТВЕ

Нашу семью вряд ли можно было назвать идеалом советской жизни, потому что мама с папой разошлись, когда мне было 10 лет, и каждый из них пытался устроить свою жизнь. Единственное, что меня спасало (и с тех пор ничего не изменилось), – это музыка. В детстве я вообще не предполагала, что буду петь, да и не хотела этого. Понимаете, и птицы ведь поют. Профессия певицы очень короткая и странная. Можно сказать, эстрадное пение – совсем не профессия. Я всегда хотела быть музыкантом, но получилось так, что ухватилась с другого края. Однако с детства я знала только одно – что буду заниматься музыкой. Мои родители к музыке не имели вообще никакого отношения, но в те годы у всех родителей была мечта, чтобы их девочка ходила в музыкальную школу, а затем вышла замуж за военного. Если этот пазл складывался, то ее будущее можно было считать состоявшимся. Так что судьба моя сложилась удачно – меня отдали в музыкальную школу.

О МУЗЫКЕ

За фортепиано я села сама, и именно тогда для меня открылся новый мир. Я до сих пор люблю играть на фортепиано, и никто у меня эту любовь никогда не отнимет. Вообще, классическая музыка меня всегда спасала. Если бы я в свои 10 лет не услышала «Концерт для фортепиано с оркестром № 1» Прокофьева, то моя жизнь была бы абсолютно другой, думаю, она была бы печальной, трагической и глупой. Но вот этот человек, эта музыка, она меня действительно спасла – открыла глаза, направила, сделала меня.

Знаете, бывает, сидит таракан в коробке, и ему кажется, какая хорошая коробка! Боже мой! Сухо, тепло, нормально, иногда корм бросают – отлично! И тут кто-то открывает крышку, а там, оказывается, солнце и деревья, и другие тараканы, и птицы, и хищники, и другой корм – мир вообще другой. Вот что сделала со мной музыка.

О КАРЬЕРЕ

Сейчас у меня уже никого нет, ни мамы, ни папы, но в то время они не мешали, и я очень благодарна им за это. По тем же причинам – были очень заняты своей жизнью, к тому же они мне доверяли, уж лучше так, чем никак, поэтому спасибо им за доверие. Иногда надо доверять своим детям. Они в каких-то моментах бывают умнее нас.

Во всем есть свое проведение. Например, я не могла поступить в консерваторию на класс фортепиано три раза, проклинала все на свете. Думала: «Господи, что ж такое, что же я такая тупая, что ли? Вроде нормальная. Ну почему я не могу? Все мои друзья уже учатся, а я…» Я заламывала руки и бросала в космос невероятные пассажи, а потом оказалось, что у меня просто был другой путь… Я поступила не на фортепьяно, а на класс народного пения, и сразу все пошло как по маслу!

Я не считаю это чудом, я считаю, что это жизнь и так должно быть. Конечно, всё то, что со мной произошло, – это такие авансы от судьбы, меня как будто несло в жизни по течению реки. Это чудо, безусловно. Я сейчас прилагаю усилия, чтобы не разочаровать тех, кто все время был со мной, и себя в первую очередь.

Костюм, Max Mara; туфли, Jimmy Choo.


О ПОПУЛЯРНОСТИ

Я с очень большим уважением отношусь и наблюдаю за биографией Мадонны, она мне очень нравится, она делает какие-то совершенно фантастические вещи. Помню, как в 1982 году я, будучи еще девочкой, услышала начинающую звезду номер один – Мадонну, и у меня это вызвало такой истерический хохот. Она петь толком не умела, вульгарная внешность – почему она номер один?! Мадонна действительно много сделала, но сегодня наряжается в колготки, корсеты, ходит в трусах и до сих пор пользуется популярностью. Знаете, умение петь и популярность – это разные вещи. Можно не уметь петь, не уметь вообще ничего, но быть харизматичной личностью, уметь улыбаться. Я знаю таких людей сейчас, но не буду указывать пальцем. Прекрасные, уютные, свежие лица, и они вдруг становятся популярными и жутко любимыми всей страной, непонятно за что.

Это работа и большой труд – быть публичным человеком. В глобальном смысле ничего в популярности хорошего нет. Это может быть приятно, но держать вот эту планку, причем со знаком плюс, очень сложно. Нет такой опции, которая нравилась бы всем. Оказывается, есть даже целое сообщество, и я знаю таких людей, которые ненавидят Новый год. А тут человеку приходится быть всегда на высоте. Это жуть – не желаю такой жизни никому.

О ЖИЗНИ

Однажды я поймала себя на мысли, что мне хочется всем нравиться. Я поняла, что живу в каком-то неправильном режиме, и сказала стоп. Невозможно всем нравиться и всегда быть на высоте, невозможно! В последнее время все пытаются казаться такими правильными. Замечательно, я, конечно, тоже стараюсь правильно питаться, но должна же быть хоть какая-то «крокодилинка» в человеке… Понимаете, вот есть раковина, но попади туда одна песчинка – и там начинает образовываться жемчужина, а не попади она туда – так и будет простая раковина. Быть такой правильной, быть такой подарочной – это не скучно, это отвратительно! Так нельзя жить.

Самое главное – меняться. Некоторые люди могут носить одну и ту же прическу 50 лет – это подвиг, я так не смогла бы. Мне вообще нравится жить в России. Каждое утро ты просыпаешься и не знаешь, что у тебя за окном. Открываешь Интернет и смотришь, что там опять произошло у нас. Каждый день настоящая движуха! Поэтому я не люблю долго жить за границей, меня это расплющивает, как медузу, мне скучно. Каждый день солнце, каждый день одни и те же улыбающиеся лица, каждый день мягкие, очень правильные события вокруг, и становится тошно! Поэтому я всегда стараюсь скорее вернуться на родину. Не могу сказать, что мне это нравится, но это мой биологический режим, заданный природой, каждый день просыпаться и говорить: «Ой, куда я попала?!» Поэтому быть постоянно одинаковой – это ужасно.

Платье, Marc Jacobs.


ОБ АВАНТЮРИЗМЕ

Однажды мы приехали летом в какой-то город с концертом. Сейчас же все правильно, высылается райдер, не дай бог тебе поставят не ту минералку. Что ты! Скандал! Не то что раньше. И в номере у тебя уже все готово, аж скулы сводит. И тут организатор говорит: «Вам что-нибудь еще нужно?» Я говорю: «Да, вы знаете, мы хотим на рыбалку ночью сходить». Администратор был крайне озадачен, он не ожидал такого поворота. В итоге мы поехали на рыбалку. Ничего не поймали, но взяли с собой консервы, бычки в томате, и сварили на костре странную уху. Это было прекрасно, понимаете?

Хорошо помню гастроли в Волгограде лет 15 назад. Когда все расходились спать после концерта, я очень любила вскочить в два часа ночи, всем позвонить и сказать: «Всё, идем на набережную, берем красного вина, самого дурацкого какого-нибудь, сядем на лавку – и до утра!» Из каких-то таких глупостей и состоит жизнь, а она так быстро проходит, задержаться не получается. Если каждый день здоровое питание, фитнес, а вечером выход в свет, и вот так постоянно – то у тебя не жизнь, а «день сурка».

Не так давно, года два назад, мы поехали куда-то на лютый север, было очень холодно, из-за большой разницы во времени не получалось уснуть. И я говорю своему саксофонисту Сереже: «Пойдем на троллейбусе покатаемся?» И вот, ледяной город, страшно как-то, люди на работу идут, семь утра, а мы с ним сели и проехались на троллейбусе. Зачем мы это сделали, я не знаю. Можно пить, принимать наркотики, чтобы себя развеселить, а можно делать что-нибудь такое.

Четыре года назад, в канун Нового года, мне нужно было ехать в полночь, а возле моего дома как раз есть пост ГИБДД. Я подумала и взяла с собой бутылку шампанского и какие-то консервы. Остановилась возле поста. Всех, кто там работает, я знаю в лицо, а в новогоднюю ночь они поставили какого-то лейтенантика. Я его подзываю и вручаю пакет: «Держи, с Новым годом тебя, паренек!» Он ничего не понял, но я почувствовала, что для него действительно сейчас Новый год. Нам постоянно прочищают мозги, что, мол, нельзя делать такие вещи. Кто сказал, что нельзя? За вас никто не проживет жизнь ярко и крючковато, с интересными воспоминаниями, а потом на эти крючки нужно будет вешать фотографии для детей. Понимаете, вы же сами создаете свою жизнь. Попробуйте просто сесть в троллейбус и покататься!

О ДЕВЯНОСТЫХ

Я их не заметила. Девяностые годы – это время моей работы в группе «Комбинация», начало сольной карьеры, замужества и так далее. Все эти десять лет я провела на гастролях и концертах. У меня было по пять-семь концертов в день, шлягер за шлягером, съемки-съемки-съемки. Я ничего еще не успела, а уже 2000-е наступили. Все спрашивают: «Ну как девяностые?» А я говорю: «Не знаю! Я их не видела!» Ну да, какие-то страсти-мордасти происходили вокруг, но по большей части было весело.

Всякие моменты были, но на самой сцене ничего страшного быть не может. Во всяком случае меня Бог миловал. Я помню, как-то один авторитет пригласил нас в ресторан, отказаться было невозможно, потому что это действительно был очень важный человек и вся милиция, которая была рядом, тут же разбежалась. Мы с моим директором сели к нему в машину и поехали. Он сидел за рулем, весь такой в цепях, классический, сейчас таких показывают в сериалах. Я села рядом с ним, директор сзади, и ножкой ворочаю, а в этой вишневой «девятке» под ногами у меня топор. И я понимаю, что топор не просто так там лежит… Но парень милаха оказался. После пятой рюмки он напился, мы его оставили в ресторане, забрали ключи и уехали на его машине в гостиницу. Но всех в ресторане мы предупредили, чтобы ему сказали, когда он проснется, что машина у нас. Да, весело было. В наши дни веселого мало, пресно как-то.

Джинсы, Acne studio; топ, by Malene Birger; джемпер, Graviteight; туфли, Furla.


О СЕМЬЕ

Я ведь женщина, и иногда вот так бывает: бац – и ты уже мама! Ничего страшного нет… Не знаю, могло ли быть как-то по-другому. Но если бы не было моей дочери Ксюши (14), было бы странно. Конечно, с появлением детей все меняется, точка отсчета другая. На троллейбусах кататься – такими глупостями занимаюсь только на гастролях, в Москве я этого себе не позволяю. Теперь у нас на повестке каникулы, экзамены, соревнования, а только потом едем кататься на троллейбусе и на рыбалку.

Раньше моя жизнь напоминала какое-то блюдо, которое нашпиговано событиями под завязку и запечатано. Каждый день расписан. Слава богу, что сейчас не так. Моя дочь появилась в нужное время. Я сейчас думаю: да, конечно, хочется, с одной стороны, как раньше, но потом смотришь, например, на Мадонну и понимаешь, что «как раньше» – это смешно.

Дети растут, как трава, ты даже не замечаешь. Главное, не растворяться во всем этом самой. Я помню, как уезжала на гастроли, когда дочери было три-четыре года. Боже мой, это были такие истерики! Она просто ложилась плашмя, и у нее поднималась температура: «Мамочка, не уезжай!» У меня, конечно, сразу разрыв сердца. А сейчас я вижу, как она гордится мною. Возможно, у кого-то все по-другому. Есть матери, которые полностью растворяются в детях, а дети вырастают – и что? «Мама, иди, ты мне теперь не нужна».

Боже упаси, чтобы моя дочь стала артисткой! Это не самая приятная профессия. Я хотела бы, чтобы она понимала сама, чего хочет. Я с 10 лет абсолютно точно знала, чего хочу, железно, и с пути этого меня сбить не могло ничто, я шла, как танк. Мне хочется, чтобы она, как я тогда, загорелась своей идеей. Ведь это счастье, когда у человека есть такой огонь, настоящая цель. У тебя сразу отпадает куча проблем: куда пойти учиться, чем заняться, что читать, с кем общаться – представляете, сколько всего? Ничего в жизни нет: есть ты и твоя цель, всё! Это просто и хорошо. На самом деле жизнь очень проста.

О СЕБЕ

Когда на улице меня просят сфотографироваться, я отказываю не потому, что мне жалко, а потому что понимаю, что выйдет некрасиво, а потом это уродство будут носить и говорить: «Вот, это я с Апиной».

Дома я совсем не та Апина, что на сцене, хожу в трениках, зачем вам видеть Алёну Апину в трениках, с хвостом на голове, ругающуюся со своей собакой? Потому что собака эта ведет себя просто ужасно! Она лает и прячет кости в обуви. Я сегодня «Угги» надевала, а она мне туда кость положила, и я чуть не сломала ногу!

Нет у меня никаких особенных секретных занятий, я просто хочу на троллейбусах кататься, понимаете? И чтобы желание это никуда не ушло.

Мы также рекомендуем
Специально для тебя
Новости от партнеров
Загрузка...