У Аглаи Тарасовой сейчас очень плотный график – вовсю идет подготовка к промо-кампании фильма «Лед-2», который выходит 14 февраля (напомним, первая картина всего за несколько дней собрала более миллиарда в прокате, войдя в десятку самых кассовых русских фильмов), она снимается в триллере Олега Асадулина «Смертельные иллюзии», а еще все свободное время уделяет новой должности – осенью она стала одним из попечителей благотворительного фонда «Дети-бабочки». Эксклюзивно PEOPLETALK актриса рассказала о карьере и почему так важно помогать другим.


О новом фильме

Фильм Олега Асадулина «Смертельные иллюзии» выйдет на экраны в 2020 году. По сюжету знаменитые российские иллюзионисты братья Смирновы представляют публике свое грандиозное шоу, после которого собираются раскрыть секреты своих выступлений. В первом же номере с исчезновением ассистентки что-то идет не так – девушка не появляется в положенном месте. Вот эту девушку играю я. Мои партнеры по площадке в этом фильме Андрей Бурковский, Павел Чинарёв, Данила Якушев, Алексей Кравченко и Семен Трескунов.

О сюрпризе

Осенью Алёна Куратова – руководитель фонда «Дети-бабочки» (детей с буллезным эпидермолизом называют бабочками из-за хрупкой и ранимой кожи) – предложила мне официально стать не просто другом фонда, а попечителем. Я решила отметить «повышение» и пригласила детей на съемочную площадку «Иллюзий» (спасибо коллегам, которые помогли все организовать). Дети поучаствовали в съемочном процессе, познакомились с актерами, а после для них провели экскурсию.

все слайды

О благотворительности

Я считаю, желание помогать и быть нужным – это внутренняя потребность человека, и она либо есть, либо ее нет. Лично для меня по-другому и быть не может. Самое страшное – это равнодушие.

Сейчас у меня появилось совершенно новое чувство ответственности. Теперь я еще больше погружена в жизнь фонда – знаю, какие важные проекты фонд запускает, как участвует в грантовых конкурсах. Наша большая гордость – победа в конкурсном гранте «Мастеркард», за счет которого удалось в 2019 году отправить более 40 детей на реабилитацию.

Мне кажется, что кроме материальной помощи семьям с особенными детьми важно личное общение. Родителям нужно ощущение, что они не брошены один на один с проблемой своего ребенка, что есть люди, которые неравнодушны к их положению и готовы искать разные возможности, чтобы обеспечить счастливую жизнь их ребенку. Мое восприятие мира кардинально изменилось. Я по-другому начала воспринимать особенных людей – они уникальны, гораздо сильнее и мужественнее нас.

все слайды

О маме

Моя мама (Ксения Раппопорт. – Прим. ред.) с фондом уже почти девять лет, и она, конечно, намного больше знает о том, чем занимается фонд и как непросто помогать таким особенным детям. Эта любовь и чувство ответственности за «Бабочек», кажется, перешли мне по наследству.

все слайды