Николай Соболев (24) не перестает удивлять подписчиков (а их на его официальном канале в YouTube уже 4 миллиона) и будоражить общественность. Сначала на своей странице «ВКонтакте» он объявил, что на него напали: «Вчера вечером, а если быть точным – сегодня ночью на меня было совершено нападение рядом со студией, где я снимаю ролики. В данный момент я нахожусь в больнице с ЗЧМТ, сотрясение мозга легкой степени тяжести. Должны отпустить домой, сейчас описывать подробности времени и желания нет. Чувствую себя стабильно». Потом выложил фото с кровоподтеками.

Не поверить в нападение было практически невозможно. И все-таки он всех обманул. Уже на следующий день в новом видео он рассказал, что все это – одна большая инсценировка. А еще встретился с нами и рассказал, зачем это было нужно.


Многие думают, что я ставил себе цель обмануть всех и показать, что нельзя доверять блогерам. Все не так. Я хотел показать, как легко можно выдать ложь за правду, как просто с технической точки зрения снять ролик, который введет в заблуждение всех. Мы не можем вот так голословно доверять всему, что видим. Любой источник информации должен проверяться зрителями. Иначе может возникнуть такая ситуация: все выглядит максимально правдоподобно и логично, а в итоге это информационный вброс. Я не зря акцентировал внимание на том, что ролик был сделан практически без бюджета, и в общем-то на коленке. И при этом сказал, что в государственных масштабах ввести людей в заблуждение вообще элементарно. Это может сыграть очень плохую роль в будущем. Эта акция имела лишь один призыв: перепроверять информацию и не доверять никаким источникам голословно.

Я точечно отмечаю проколы некоторых СМИ, при этом не забывая о своих косяках, я тоже ошибаюсь и признаю свои ошибки. И между прочим, всю эту акцию я затеял именно потому, что я сам попался на дезинформацию, на вброс, прокололся и сделал поспешные выводы. Но при этом в ролике про пожар в ТЦ «Зимняя вишня» в Кемерово я ничего не утверждал – я предполагал. Предположения, кстати говоря, это всегда отлично, потому что это как раз и есть то самое критическое мышление. Я действительно предположил, что такая версия развития событий, когда на самом деле жертв было больше, могла быть на самом деле.

То, что информация о нападении появилась на моей официальной странице, не имеет никакого значения – ложные вбросы часто идут прямо от якобы первоисточника, например Пентагон заявил, что на них напали вьетнамские катера во время Тонкинского инцидента. Это официальный источник? Официальный. Но этого нападения в итоге не было.

Я отметил некоторые СМИ, которые проверили информацию и попытались докопаться до правды, но я при этом не осуждал СМИ, которые этого не сделали, не сказал: «Ну что же вы все не позвонили в ментовку». Понятное дело, что у своих зрителей и у дружественных изданий я вызываю доверие. Понятное дело, что эти люди не проверили информацию. Но все равно не нужно создавать себе opinion-мейкеров. Истину порой не знает никто.

Мне очень нравится, что над видеоблогерами нет начальников, редакторов, повестки дня – мы сами выбираем, о чем нам снимать сюжеты. Если мы идем работать в телевизор, с одной стороны, это становится чуть более комфортно, потому что работа ведущего предполагает, что ты приезжаешь и говоришь какой-то текст; с другой стороны, ты чувствуешь себя зависимым от людей, которые определяют, оставаться тебе на канале или нет. Поэтому цели попасть на телевидение я перед собой, безусловно, не ставлю. Но стоит понимать, что Николай Соболев – это не человек, который ненавидит телевидение как объект исключительной лжи и дезинформации. На телеке есть хорошие передачи, в которых я мог бы себя увидеть.