Ваня приезжает на съемку минута в минуту. Мы, конечно, волнуемся: Янковский не любит фотосессии и разговоры о себе (они же интервью) считает потерей времени. Один знакомый пиарщик даже сообщил: «Ой, с ним так сложно, вы, конечно, намучаетесь». Все это не вяжется с тем, что о Ване рассказывают наши общие друзья. Двухлетней Василисе, дочери оператора Миши Милашина, он привез из Америки несколько пар миниатюрных лимитированных детских Nike («Увидел их и понял, что они созданы для дочери Миши»). Ну а Саша Петров о Ване вообще отзывается так восторженно, как редко о ком-то еще: «Ну да, Ваня интервью не очень любит. Да и кто их любит-то вообще? Но мы с ним много раз обсуждали: мы хотим, чтобы наш фильм «Текст» увидело как можно больше людей, поэтому и фотографироваться будем, и интервью давать – мы хотим об этом кино кричать!»


Янковский слова Петрова подтверждает: ««Текст» мне дорог. Очень много в этой картине поиска. Она не снималась, как обычно, она искалась прямо на площадке, ночью после съемок, между дублями. Живое кино! И острое! И злободневное! И своевременное!»

Водолазка, Massimo Dutti; Спортивные штаны, Adidas

Удивительно, но факт: фильм по роману-бестселлеру Дмитрия Глуховского о студенте-филологе Илье Горюнове, которому подбросили наркотики, а потом осудили на семь лет тюрьмы (и он, убив своего врага-полицейского, с помощью его телефона стал жить чужой жизнью), вышел в прокат сегодня, спустя четыре месяца после громкой истории Ивана Голунова, журналиста, обвиненного в хранении и распространении наркотиков.

В программе «Осторожно, Собчак!» автор романа «Текст» Дмитрий Глуховский (он же автор сценария фильма) заявил: «Ты знаешь, когда в стране 130 тысяч человек сидят по обвинению в наркоторговле, а большая часть из них, я думаю, по ложным обвинениям, не так трудно попасть в человека с похожим именем. Я думаю, что там сидят Голёновы, Горёновы, Годуновы, и вот один из них оказался Голунов».

Ваня подтверждает: «Если отстраниться от этого, посмотреть на улицу… все это очень похоже на реальность. Я сторонник того, что человек должен заниматься своим делом. Моя профессия – артист, я человек, который говорит чужой текст, и вы должны с экрана, со сцены просто мне верить. Я не тот, кто ведет за собой толпу. Но меня достало то, что происходит, достало моих друзей. Еще учитывая то, что я играю Петю Хазина, человека системы, того, кто подбросил наркотики. Я, показывая эти события в фильме, не согласен с ними. Это ужас и страшно, и, дай Бог, это в кино будет так отвратительно, чтобы мы посмотрели на себя, как в зеркало, и поняли, как мерзко мы выглядим со стороны».

Он говорит, что сразу захотел играть именно полицейского Хазина, а не Горюнова (кстати, Глуховский сначала мечтал, чтобы было наоборот).

«Петя в этой картине очень обманчивый персонаж. Он не тот, кем кажется поначалу. В результате получается, что он сам как бы жертва обстоятельств, он не взял ответственность за свою жизнь, и это его похоронило, уничтожило, убило. Я вообще всегда хотел играть острое что-то, то, что со мной никак не связано, что-то такое сломанное».

Куртка, брюки, Tommy Hilfiger; Футболка, Zara

«А ведь в книге твой Петя другой», – замечаю я… «Да, он жирный м*дила, такой чиновничий козел, который почувствовал власть, а власть заразна». Янковский уверен: после фильма «Текст» может измениться вся индустрия. Камерные драматические человеческие истории у нас снимают не так часто. Как и секс. Нужно признать, что один из важных моментов фильма – интимная сцена героев Вани Янковского и Кристины Асмус.

Куртка, Adidas

«Да, мы снимали кадры сами. Выпили вина, чокнулись и давай снимать. И это всегда очень смешно. Потому что режиссер говорит вам: «Ну давайте!» и уходит чай пить за дверь. И вот ты здесь, и она здесь, и надо тебе все это снимать. И вроде бы у нее муж есть, там, в жизни, и он все увидит. Это стремно, на самом деле. Но я понимал: либо в это должны поверить, либо это бессмысленно делать».

Я не сдерживаюсь и спрашиваю: «Вань, ты же ненавидишь давать интервью, а вроде все хорошо».

Ваня смеется: «Нет-нет, я сегодня нормально справляюсь. Ты просто спрашиваешь о теме. Обычно на интервью бывает так: «Ну а что ваш дед там? А что мать?» Но мы же не об этом пришли общаться, и я сразу закрываюсь.

Instagram: @ivanfilippovich

все слайды

Я интервью не люблю давать, потому что моя работа должна отвечать на все вопросы. Вот посмотрел человек, и ему все понятно, и не надо об этом еще говорить – пропадает магия. Зритель получает ответы на свои вопросы, так зачем со мной еще общаться? Узнать, какие спагетти я люблю? Ну кому это интересно».

Он, кажется,  точно знает, чего хочет, и не намерен под кого-то подстраиваться. «Я не люблю ходить на тусовки, не люблю ходить на премьеры. Я люблю сидеть дома, читать книги (в последнее время в основном по профессии), смотреть фильмы (мне очень понравились «Паразиты», я влюблен в сериал «Эйфория»), играть в видеоигры, ездить в путешествия, ходить в театр. И мне отлично так живется. Я не чувствую себя про*бывающим время или пропускающим что-то. Мне хорошо в моем мире. Таком, какой есть».