Лукерья влетает в гостиницу в пальто нараспашку и с растрепанными волосами. «Извините, пожалуйста! – говорит она и шепотом добавляет: − Если честно, я проспала…» В голове не укладывается, как эта девушка могла сыграть роковую барышню Леру в «Сладкой жизни». Иногда она напоминает озорного мальчишку – с широкой улыбкой, низким голосом и веснушками на носу. Но стоит ей появиться в кадре – все меняется, и ты бесповоротно влюбляешься в ее непосредственность, обаяние и энергетику. Об актерской профессии, комплексах, любви к музыке и талантах ее кота Лукерья Ильяшенко (27) («ударение на «е»!» — замечает она) рассказала в нашем интервью.


Лукерья Ильяшенко

По коридорам отеля она передвигается в туфлях на два размера больше (в шоу-руме для съемки не нашлось ее размера) и строгом костюме. Советую ей разуться, пока не доберемся до пункта назначения. «Ну нет, так я чувствую себя женственной!» − отвечает она. Верить в предложенные обстоятельства у этой девушки получается неплохо, и сразу понятно, что ей не составило труда влезать в яркие узкие платья и убедительно играть сексуального тренера по йоге. Вообще-то, Лукерья и в своей собственной свободной одежде привлекательна. Смотришь на эту девушку и не веришь, что у нее могут быть какие-то комплексы (это как раз тот случай, когда первый кадр уже получается удачным).

«Я − один большой комплекс. Например, на площадке у меня часто случаются путаницы в речи. До 18 лет я ужасно картавила. И за полгода до кастинга в мюзикл «Красавица и чудовище» пошла к логопеду. Хотя многие говорили, что это не лечится, да и вообще, мол, это твой шарм. Но меня такое положение дел не устраивало. Причем это был период, когда я ярко красилась и подчеркивала накаченные балетные ноги (в прошлом Лукерья балерина. – Прим. ред.) короткой юбкой. Представь, хожу я в таком виде по улицам и рычу круглыми сутками. Зато теперь букву «р» выговариваю».

Лукерья Ильяшенко
Брюки, блуза, жакет, Escada; кольцо, Magia di Gamma; туфли, Baldinini (No One)

«Какой у тебя рост?» − спрашивает наш стилист. Лукерья замешкалась: «Ну, вообще-то, все думают, что 167…» Да, из-за роста она тоже комплексует. «Когда-то я подрабатывала моделью и подкладывала себе в обувь носки, чтобы казаться выше. С тех пор везде написано, что мой рост – 167 см, но на самом деле 164. Только никому не говори!»

Конечно, со временем она стала спокойнее относиться к себе. Только идеалом все равно считает Кейт Мосс (41), но убеждена, что сравнивать себя с другими  глупо. «Мало того что это развивает зависть, так еще и является абсолютно бесполезным занятием. Каждый человек универсален, и каждый артист подходит под определенный типаж. Тут важно понимать, что в актерстве, как и в жизни, не внешность разнит, а харизма. Мне часто говорят, что я на кого-то похожа, но я понимаю, что харизма-то у меня своя собственная». Действительно, харизмы у Лукерьи не отнять. Но я все равно не могу не заметить, что она чем-то похожа на Дженнифер Лоуренс (25). «Ой, она мне жутко не нравится! Хотя, возможно, это потому, что я признаю наше сходство и сама себе не особенно нравлюсь…» А может, дело еще в том, что скоро с ней выходит фильм «Танцы насмерть», который точно понравится поклонникам «Голодных игр».

Платье, жакет, Zalina Verkhovskaya, Fashion Incubator; ботинки, Grey Mer
Платье, жакет, Zalina Verkhovskaya, Fashion Incubator; ботинки, Grey Mer

««Танцы насмерть» − это постапокалиптическая драма. И у меня там героическая роль! Поскольку я бывшая балерина, мне это было вдвойне интересно. Фильм выйдет в 2016 году, кстати, как и третий сезон «Сладкой жизни». А еще у меня сквозная роль в фильме «Выжить после» на СТС. И я играю там… зомби! Наконец-то сбылась моя мечта сыграть зомби. Там они очень прикольные, с черными глазами, и называются «мурани» − в них превращаются исключительно девушки. Кстати, еще в одном адаптационном проекте на НТВ под названием «Перевозчик» (только без Джейсона Стэтхэма) я играю дотошную журналюгу».

О своей популярности Лукерья говорит спокойно, ведь, по ее мнению, популярный актер – тот, кого «забукировали» на 10 лет вперед. После первого сезона «Сладкой жизни» ее узнавали на протяжении полугода, а потом перестали. Зато после второго пришла новая волна признания.

все слайды

«Я наслаждаюсь этим, как могу, и, конечно, пытаюсь поддерживать популярность, участвовать в каких-то шоу. Профессия актера − это сегодня густо, а завтра пусто. И ты постоянно живешь со страхом внутри, что завтра станешь никому не нужен и пойдешь разносить кофе».

«На улицах меня часто узнают, просят сфотографироваться. С одной стороны, это ужасно неудобно, я же не какая-нибудь Наоми Кэмпбелл! А с другой − узнавание на улицах заменяет актерам кино аплодисменты, которых мы не получаем на площадке».

«С детства я занималась балетом. Потом случилась травма, и я начала пробовать себя в мюзиклах. В мюзикле «Красавица и чудовище» у меня была партия «открывашки». Потом работала в «Звуках музыки», было по восемь спектаклей в неделю, и каждый день ты делаешь одно и то же – это угнетает. Но на помощь подоспел мой молодой человек (главный редактор одного из мужских журналов, чье имя Лукерья предпочитает держать в секрете. – Прим. ред.). Он сказал что-то вроде: «Глупо плясать до старости в мюзиклах, попробуй заняться актерским мастерством, вдруг получится». И я тогда подумала: либо буду до конца жизни «открывашкой», либо попробую что-то новое»

Комбинезон, Escada; ботильоны, Baldinini
Комбинезон, Escada; ботильоны, Baldinini

Так она попала в Школу драмы Германа Сидакова. Для театральных ВУЗов в 22 года она уже была «старой». «Мне было сложно согласиться на год занятий в школе, так как это означало, что мужчина будет меня содержать. Я с 15 лет зарабатывала сама. К тому же, когда ты зависим от кого-то, непонятно, как у вас сложатся отношения. Но я решила − черт с ним, надо попробовать! И когда меня перед финальным экзаменом утвердили на первую роль, я орала так, что, кажется, слышали все. Это потрясающее чувство, когда тебя утверждают на роль! Для меня до сих пор нет ничего лучше».

Интересуюсь, не обидно ли ей, что она все-таки не получила профессионального образования. «Ты знаешь, − отвечает Лукерья, − я думала: что было бы, если бы я пошла в актерский ВУЗ…» Она задумалась, сделала глоток чая, улыбнулась и пожала плечами: «Хотя, история не терпит сослагательного наклонения, так что мне по барабану, что было бы!»

Топ, Escada Sport; брюки, H&M; ботильоны, Rocco P (No One)
Топ, Escada Sport; брюки, H&M; ботильоны, Rocco P (No One)

На «Сладкую жизнь» ее утвердили неожиданно. В сценарии была заявлена высокая блондинка с формами, а пробы прошла худенькая Лукерья с короткой стрижкой, хотя перед этим она провалила кастинг на роль другой героини – Саши. Но за аналогичные роли она больше не хочет браться – «диапазон не особенно широкий». Ей больше по душе героиня из «Реквиема по мечте»: «Всегда хотела сыграть конченую наркоманку. Думаю, что мне пошло бы!»

Лукерья говорит, что не стесняется раздеться перед камерой. Сразу же задаю очевидный вопрос о реакции мужчины. «Кто бы говорил! − смеется Лукерья. – Он же постоянно голых женщин снимает на обложку!» Она терпеть не может ревнивых мужчин, да и сама не ревнует: «Я изначально понимала, на что иду». Делится историей знакомой актрисы, которая развелась с мужем потому, что тот запрещал ей сниматься. «Есть такие люди – актеры от бога, они просто обязаны играть. Зачем человек, который собирается запрещать тебе заниматься тем, для чего ты создан, выбирает тебя? Есть же много вариантов: библиотекарь, бухгалтер, журналист – выбирай кого хочешь! Зачем ломать человеку жизнь? В актерство идут не из-за денег, их не так уж и много, зарабатывают единицы. А остальные работают в театре за три копейки».

Платье, GirlPower, Fashion Incubator; сапоги, Baldinini (No one); кольца, Galolbo
Платье, GirlPower, Fashion Incubator; сапоги, Baldinini (No one); кольца, Galolbo

«Замуж я пока не хочу. Мне просто катастрофически важна самостоятельность. Чтобы я могла защитить себя в любой ситуации. Не хочется ни от кого зависеть».

«Я никогда не была пробивной. В балетном училище был концлагерь. Нас били плетками для лошадей, я обматывалась полиэтиленом с 12 лет, сидела на «Сибутрамине» (препарат от ожирения, который подавляет аппетит), он тогда был разрешен. Но это нормально, когда у тебя есть цель. Да и человек − очень выносливое существо. Нам всегда говорили, что не надо высовываться, тянуть руку, говорить, что ты лучше всех. Вот ты стоишь в задней линии − так стой и делай свою работу. Если хорошо работаешь, тебя заметят и позовут вперед».

«Многие думают, что в кино берут по блату, это не так. Если, конечно, какому-то богатому дяде не захотелось самому снять кино, отстегнуть несколько миллионов, чтобы снялась его любовница Снежана. А настоящее кино – это бизнес. Если это кассовые и топовые проекты, нужно, чтобы артисты, которых выберут, продали этот проект».

все слайды

С еще большим запалом она говорит о музыке. Между прочим, многие знают Лукерью еще и как диджея. «Когда-то давно я купила себе диджейский пульт. И он у меня пылился. А потом меня как-то спросили: «А вы не играете ли случайно?» Ну я и подумала, что могу научиться. Наука нехитрая: там есть специальная кнопка, и, мне кажется, с этой кнопкой даже мой кот Хакусан может сыграть! Я в основном играю в регионах, а там все любят коммерцию и отечественную попсу, и я готова все это ставить!» − говорит она и напевает «слышь, ты че такая дерзкая». Ее звали играть в бар «Редакция» в Москве, но Лукерья не решилась «от застенчивости».

все слайды

Она мечтает познакомиться с Тимом Бёртоном (57) (даже пророчит себе сняться у него), Дэнни Бойлом (59), Риком Оуэнсом (53) и «все отдала бы, чтобы увидеть Дэвида Боуи (68)»!

«В будущем я пожелала бы здоровья себе и своим близким. А еще неплохо было бы находиться в гармонии с собой и получить «Оскар»! (Смеется.) Хочу выбрать путь и развиваться, никуда не метаться».

«Я верю в то, что, если человек пришел к согласию с собой и твердо стоит на ногах, он может помогать окружающим».

«Я не одержима деньгами, но для меня важно зарабатывать их. Возможно, потому, что в детстве я была чем-то обделена. К сожалению, в нашем мире деньги – это замена свободе».



А еще у нас с Лукерьей получился забавный блиц-опрос: