Логотип Peopletalk

«Я горжусь каждым днем, который я посвятил своей работе»: речь режиссера Кирилла Серебренникова – ему грозит 6 лет колонии - о людях, которые его подставили

Редактор отдела новостей

Вчера прошло заседание по рассмотрению иска Министерства культуры на 129 миллионов рублей к режиссеру Кириллу Серебренникову и другим фигурантам дела «Седьмой студии». По информации агентства «РИА Новости», представитель министерства считает доказанной виновность подсудимых.

«Гособвинение полагает, что предъявленное обвинение полностью нашло свое подтверждение в рамках разбирательства и в отношении каждого подсудимого судом должен быть постановлен обвинительный приговор, несмотря на непризнание вины», — заявил прокурор Михаил Резниченко и запросил 6 лет колонии и штраф на 800 тысяч рублей для режиссера Кирилла Серебренникова. Также гособвинитель запросил 5 лет для бывшего продюсера Алексея Малобродского, четыре года для экс-гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина и четыре года для экс-чиновницы Минкультуры Софьи Апфельбаум. Штрафы у них также будут запрошены: для Малобродского (300 тыс. руб.), Апфельбаум и Итина (по 200 тыс. руб.). Сообщает портал News.ru.

Приговор всем фигурантам дела «Седьмой студии» будет зачитан в Мещанском суде 26 июня в 11:00. Об этом сообщает «Коммерсант».

Теперь в Сети появилась речь Серебренникова с заседания в Мещанском суде. Вот, что сказал режиссер (собрали самое важное)!

View this post on Instagram

Речь К.С. Серебренникова на прениях. 22.06.20. Мещанский суд ⠀ УРОКИ «ПЛАТФОРМЫ». ⠀ Надо, вероятно, сказать, почему «ПЛАТФОРМА»стала важным и значимым проектом не только в отечественном современном искусстве – но и в жизнях людей, которые его придумали, делали и посещали. ⠀ Идея «ПЛАТФОРМЫ» — это, прежде всего, идея свободы художественного высказывания, идея многообразия видов жизни, утверждения сложности мира, его разнообразия, его молодости и обаяния в этом разнообразии. Это про надежду на изменения. ⠀ О чем я думал, когда предложил идею сложногомногожанрового проекта новому президенту России, который провозгласил курс на «модернизацию» и «инновацию»? ⠀ Черт возьми, — думал я — ну, может, хоть сейчас у большого количества талантливых, ярких, непокорных молодых людей, которых я знаю лично, и которые не находят себе места в рамках традиционных, еще советских институций, может, у молодых ребят, которые все чаще работают в Европе, получая там гранты, успех, признание — может, у них благодаря государственному финансированию в конце концов будет шанс реализоваться и на родине, и не быть унизительно заключенными в гетто необязательного «эксперимента». Так думал я! ⠀ Есть ли смысл в этих трех годах «ПЛАТФОРМЫ», за которыми последовали три года арестов, ложных обвинений, судебных разбирательств? Этот вопрос все чаще задаешь себе сам. ⠀ Много ли это – 340 мероприятий, сделанных нами на «ПЛАТФОРМЕ» за три года, большинство из которых оригинальные, уникальные, сложные, с участием серьезного количества артистов, музыкантов, режиссеров, художников, танцоров, композиторов? Много. Очень много. Это вам скажет любой человек, хоть в чем-то разбирающийся в театре, музыке, современных технологиях, современном танце. И они – эти люди, специалисты, знатоки — приходили уже в суды и свидетельствовали о себе, о своей работе, о том, что они видели в цехе Белого на «Винзаводе» в 2011-2014 годах. Претензии Минкульта и прокуратуры, что за деньги субсидии мы сделали что-то не так – смехотворны. Может быть, они считают, что мы не 340 мероприятий должны были сделать, а 800. Ну раз из субсидии в 216 миллионовмы 128 «украли»! Ну так хоть бы об этом сказали!!! (Продолжение в карусели ➡️)

A post shared by «Гоголь-центр» (@gogolcenter) on

О театральном проекте «Платформа»

«Надо, вероятно, сказать, почему «Платформа» стала важным и значимым проектом не только в отечественном современном искусстве — но и в жизнях людей, которые его придумали, делали и посещали. Идея «Платформы» — это, прежде всего, идея свободы художественного высказывания, идея многообразия видов жизни, утверждения сложности мира, его разнообразия, его молодости и обаяния в этом разнообразии. Это про надежду на изменения!»

«Время «Платформы» — это прекрасное время творчества и радости от того, что поколения молодых художников могут работать, получая за это и достойное вознаграждение, и удовлетворение от того, что их даже самые безумные идеи могут быть реализованы».

««Всегда говори правду», — так меня учили родители! Проектом «Платформа» мы говорили стране и миру о молодой, честной стране, в которой живут честные люди, готовые к тому, чтобы быть авторами своей жизни! Быть свободными авторами!»

О претензиях Министерства культуры

«Претензии Минкульта и прокуратуры, что за деньги субсидии мы сделали что-то не так — смехотворны. Может быть, они считают, что мы не 340 мероприятий должны были сделать, а 800. Ну, раз из субсидии в 216 миллионов мы 128 «украли»! Ну, так хоть бы об этом сказали! Сколько мы не спрашивали потерпевшее министерство, мы так и не услышали претензии к нам. Ни в целом к проекту, ни к какому либо его событию. Это нелепое обвинение я полностью отвергаю».

О деле «Седьмой студии» и проблемах с бухгалтерией

«Есть разные версии, почему вообще возникло «театральное дело», — от самых нелепых до сложных и конспирологических. Все когда либо станет явным, когда-нибудь вскроются архивы спецслужб, и мы поймем, кто давал приказы, кто придумал это дело, кто его фабриковал, кто писал доносы. Сейчас это не важно — важно, что мы сделали «Платформу» со всей ее многоукладностью, свободным перетеканием жанров, с необычностью, с яркостью и непривычностью, и она оказалась онтологически чужда всей системе культуры бюрократии, культуры лояльности. И теперь понятно, что это «пострадавшее» министерство — совершенно токсичная контора, которая в любой ситуации только предаст и подставит».

«Жалею ли я, что я сделал «Платформу» именно такой — местом полной творческой свободы, местом, где себя смогли реализовать множество творческих людей? Нет. Жалею ли я, что бухгалтерия «Платформа», которая и является предметом всех этих судебных заседаний и расследований, была так ужасно организована? Конечно, жалею. Но, к сожалению, ни повлиять на это, ни изменить это тогда, я не мог, я ничего в работе бухгалтерии не понимаю. Я занимался бесконечным выпуском и организацией мероприятий. Я не занимался финансами».

«Меня возмущают попытки отменить значение «Платформы», меня возмущают лживые утверждения, что мы что-то не сделали или сделали не за те деньги. Обвинение врет, они защищают свои мундиры и тех, кто это дело затеял».

«Люди, которые работали с нами на «Платформе» приходили в суд и свидетельствовали за нас, это делали даже свидетели обвинения. В «театральном деле» нет ни одного свидетельства, ни одного доказательства моего нечестного поведения, моего незаконного поведения, моего желания материально обогатиться за счет денег, выделенных на проект».

«Юмор — и довольно горький — нашей ситуации заключается в том, это обвинение построено на показаниях бухгалтеров и тех знакомых бухгалтеров, которые обналичивали деньги «Платформы». На них давили следователи, и они, опасаясь за себя, оговаривали нас. Врали. На их вранье следователь Лавров и его команда сфабриковали «театральное дело». Лучшие друзья следователей — это «обнальщики». Увы, таков парадокс!»

Кирилл Серебренников

О несправедливости

«Чувство несправедливости не покидало меня все время, пока длится «театральное дело» — мне казалось, что мы все вместе и я, в частности, сделали что то настоящее и важное для нашей страны, создав проект «Платформа», он стал одним из мостов между Россией и миром, он стал инструментом вовлечения нашего отечественного искусства в актуальные процессы, которые происходят в мировом искусстве. Именно для этого он и создавался, а не для «обналичивания»! А те, кто сочинил «дело» и обвиняет нас в какой то гадости, они как раз сделали все для того, чтобы Россия предстала сегодня местом, где можно три года издеваться над людьми, без всяких доказательств обвиняя их в том, что они не делали».

«Время все расставит на свои места. Проект «Платформа» и его документация в суде РФ — это теперь часть новейшей истории российского искусства. Видимо, злой умысел тех, кто это затеял и сочинял, был в том, чтобы дискредитировать нас, обвинив в том, что никто из тех, кто придумал и делал «Платформу», конечно же, не совершал, и этим уничтожить память о проекте, свести его к отвратительной работе бухгалтерии. Это у вас не выйдет. Ваши претензии полностью бездоказательны и поэтому смехотворны, сколь бы огромные цифры вы ни писали в вашем обвинении».

«Творческие люди остро чувствуют несправедливость, они чувствуют, кто честен, а кто — врет, кто вор, кто мошенник, а кто — нет. И я благодарен творческому сообществу, все эти годы поддерживающих нас, приходящих в залы судов, к судам, писавшим письма и материалы в нашу поддержку. И хоть эту ложь, клевету и беспредел нельзя победить коллективными письмами, нам было приятно, что вы делали хотя бы это».

«Мне жаль, что «Платформа» стала роковым моментом в судьбе для моих товарищей по судебным разбирательствам. Мне совершенно не жаль, что годы жизни я посвятил развитию искусства в России, пусть это и было связано с трудностями, с преследованиями, с клеветой. Я никогда не делал ничего во вред живых существ, я никогда не совершал нечестных поступков. Я работал в Москве, в России много лет, я поставил много спектаклей, я снял несколько фильмов, я старался быть полезным людям моей страны. Я горжусь каждым днем, который я посвятил своей работе в России. В том числе и теми днями, когда я делал проект «Платформа»».

Напомним, театральная труппа была создана режиссером Кириллом Серебренниковым в 2011 году (для реализации театрального проекта «Платформа»). Правительство выделило 216 миллионов рублей. Но позже, в мае 2018 года фигурантов дела, среди которых Кирилл Серебренников, обвинили в том, что они якобы похитили часть выделенных средств -133 миллиона рублей. Хищения, по версии следствия, Серебренников организовал вместе с продюсерами Алексеем Малобродским и Юрием Итиным, а также бывшей сотрудницей Минкультуры Софьей Апфельбаум.

А уже 22 августа 2017-го Серебренникова (его подозревали в присвоении 68 миллионов) взяли под стражу и после этого неоднократно продлевали домашний арест (Кирилл Семенович провел под заключением 594 дня — больше полутора лет). И только 8 апреля 2018-го Мосгорсуд изменил меру пресечения — с домашнего ареста на подписку о невыезде. А следствие продолжалось до сих пор!

В ходе расследования провели ряд экспертиз. Первая – оценила ущерб в 133 миллиона рублей, вторая установила, что подсудимые наоборот, сэкономили деньги Минкультуры.

Но очередная экспертиза все-таки состоялась и в ходе нее оценка ущерба составила почти в 129 миллионов.

На защиту фигурантов стали многие. Было отправлено письмо министру культуры Ольге Любимовой. Худруки театров, режиссеры, актеры и другие неравнодушные призвали Минкультуры отозвать иск о возмещении ущерба и «способствовать справедливому разрешению дела». Однако Любимова не отреагировала. «Гражданский иск прошу удовлетворить», — заявила представитель ведомства, сообщают «РИА Новости».

А вот, что пишут в Сети!


Александр Цыпкин (44) — писатель

View this post on Instagram

Невнятные обвинения, постоянное изменение позиции, противоречивые экспертизы, не суд, а судилище, еще шесть лет требуют. Вот всех преступников в стране поймали, эти четверо последние, все силы на них бросили, если их в тюрьму не засадить, рухнет Россия. Так и запомнится 20-ый год не Ковидом или поправками, а Театральным делом, тем как мощное государство воевало с четырьмя людьми, пробуя доказать, что они что-то украли, хотя если их вина и была в чем, так в том, что работали по неформальным правилам этим государством неформально установленными. И то, экспертизы говорят вообще ничего не было. Нет хуже для доверия к системе правосудия, чем избирательность и двусмысленность. “По делу «Седьмой студии» обвиняемыми проходят: режиссер Кирилл Серебренников, бывшая сотрудница Минкульта Софья Апфельбаум, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский и бывший генеральный директор организации Юрий Итин. Продюсер Екатерина Воронова объявлена в розыск. Их обвиняют в хищении средств, выделенных Минкультуры на театральный проект «Платформа»”

A post shared by Alexander Tsypkin / Цыпкин (@alexander_tsypkin) on


Юлия Пересильд (35) — актриса

View this post on Instagram

Завтра (а по времени уже сегодня) будет важный день для « фигурантов Театрального дела»- так сегодня говорят о Софье Апфельбаум, Алексее Малобродском, Юрии Итине и Кирилле Серебренникове ❤️ 3 года длится этот мрак . Беспрерывные суды. Допросы. Потом опять все заново и так по кругу. Все разбирательство происходило на наших глазах, многие из нас с вами видели это все собственными глазами и слышали ушами. Порой ,от нелепости происходящего , хотелось смеяться сквозь слёзы, но случались и совсем невероятные истории, истории , похожие на страшный бесконечный театр! Я хочу верить , что в моей стране восторжествует справедливость! И что завтра у нас будет счастливая возможность это увидеть! @kirillserebrennikov ❤️я тебя очень люблю и как режиссера, и как человека! Более порядочного и надежного человека найти трудно! #сил#мысленномысвами @gogolschool #сил

A post shared by Юлия Пересильд Julia Peresild (@juliaperesild) on



Данила Козловский (35) — актер


Ксения Раппапорт (46) — актриса

View this post on Instagram

Возможно одно из самых отвратительных и тяжелых переживаний в жизни — это чувство бессилия перед творящийся у тебя на глазах очевидной несправедливостью. Никакие наши слова , призывы, поручительства, письма, посты не имеют никакого действия. У каждого, кто следил за этим процессом,была возможность видеть как на протяжении этих почти трёх лет на наших глазах обвинение разваливается и показывает свою полную несостоятельность. Отрицание фактов, Без всяких аргументов отброшенная предыдущая экспертиза и назначение новых непонятных экспертов. Свидетели, которые открыто объявляли в суде что на них совершалось давление, что они давали свои показания под угрозами. Даже с суммой «хищения» они не смогли определиться. Но всё это было отвергнуто судьей. Опять же без каких либо аргументов. Прекрасные честные талантливые и смелые люди — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин, так много сделавшие для развития культуры нашей страны. Так не должно, так не может быть! Это чудовищно несправедливо!

A post shared by Ксения Раппопорт (@kseniarappoport) on


В эфире радио «Комсомольская правда» свою позицию обозначил и режиссер Павел Лунгин: «Я за Серебренникова подписал, наверное, писем штук десять, самых разных. А подписывать — это благородная традиция старой интеллигенции, но также идеалистическая попытка взывать к добру, разуму, милосердию, что никогда ничем хорошим не кончается. «Есть некоторая иррациональность зла. Например, зачем накануне войны расстреляли всех летчиков, которые были в Испании? Машина зла не думает ни о логике, ни о будущем, ни о чем. Она сама себя питает. И в этом смысле дело Серебренникова тоже исходит из того, что режиссер должен сидеть в тюрьме. «А мы, артисты-режиссеры, должны ли отвечать за нарушения? Должны, но исходя из той ситуации, когда все обналичивают, сто процентов театров, а один сядет на шесть лет, как за убийство. «Есть разные формы наказания, он уже три года отсидел. Нет, кому-то этого мало, хотят напиться кровью до конца, потому что эта машина преследования, довольно бессмысленная, продолжает не выпускать из челюстей никого, к кому прикоснулись. Люди, которые случайно, нарочно или по заказу попались в эти челюсти, уже не выйдут оттуда никогда. Кирилл отсидел три года, бардак у него был, но за бардак наказывают по-другому. У нас падают самолеты, проливается нефть, какие-то госзаказы не выполняются, но мы нашли, кого наказать — бедного и несчастного режиссера».

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.