Логотип Peopletalk

«Черная вдова»: как менялись женские образы в кино от поисков принца до спасения мира?

Главное изображение статьи
Купить рекламу

Сегодня в российский прокат выходит «Черная вдова» со Скарлетт Йоханссон в главной роли – сольный фильм о Наташе Романофф из команды «Мстителей», который обещает рассказать зрителям ее историю до присоединения к супергероям (наконец узнаем, что было в том самом Будапеште, о котором она то и дело вспоминает). После «Капитана Марвел» это второй проект киновселенной, в центре которого – сильный женский персонаж, да и вообще тенденция на girl power прослеживается в работах студии вот уже несколько лет: помнишь хотя бы ту сцену из финальных «Мстителей» с фразой «она не одна»? Конечно, на весь Голливуд Marvel такие не одни, и женщины киноиндустрию захватывают давно и вполне уверенно, причем не только на экране, но и за его пределами: Хлоя Чжао, например, в этом году стала второй женщиной в истории, получившей «Оскар» как лучший режиссер. В кадре дела обстоят не хуже, и вот, вместо «принцессы в беде» или «аксессуара» главного героя мы видим уже вполне самостоятельных персонажей, которые и без посторонней помощи постоят за себя. Как (и когда) на экране произошла революция? 


«Дева в беде»

Женщина, ни на что не способная без крепкого мужского плеча, – такой архетип кино предлагало нам чуть ли не с начала своего существования. Дэвид Гриффит, например, в «Рождении нации» (1915) четко показывает, что женщины – существа слабые, спасение которых можно ждать только в лице сильного мужчины. Для такого развития мысли, впрочем, были все предпосылки: представление о женщине как о достаточно пассивном объекте родилось еще в Средние века и активно поддерживалось рыцарскими романами (привет «Тристану и Изольде»), а из литературы логично перекочевало в кинематограф.

«Рождение нации»

Роковая красотка

Объективация в деле. Впервые такой образ появился в бульварных романах, которые активно разбирали на экранизации. Он подарил славу и статус одного из первых признанных секс-символов в истории, например, Теде Бара после главной роли в «Вампирах» Луи Фейада (1915).

Но до популяризации такого типа было еще около 30 лет – в полной мере он расцвел в 1940-х и 1950-х, когда в кино правил нуар, и вывел на первый план уже известных нам теперь Барбару Стэнвик, Энн Шеридан, Риту Хейворт и легендарную Марлен Дитрих с ее ролью в «Дьявол – это женщина». Говорить про «первый план», правда, было бы слишком голословно – «роковые женщины» не появлялись на экране в одиночку, а само их существование определялось наличием мужчины, который выступал покровителем или объектом любви.

«Дьявол – это женщина»

Даже героиня Ингрид Бергман в «Касабланке» была вынуждена выбирать между двумя мужчинами, так что была скорее двигателем сюжета, а не его самостоятельным элементом. Как и другие классические героини тех времен. 

«Касабланка»

Современная «Золушка» и «подружка Джеймса Бонда»

«Я встретила того, кого искала. У него миллионы, очки и яхта», – говорит героиня Мэрилин Монро в одной из главных комедий того времени «В джазе только девушки» (1959).

«В джазе только девушки»

Возвращение к рыцарским романам и детским сказкам о принцессах, мечтающих о принце на «Мерседесе», который решит все проблемы, случалось с завидной регулярностью каждое десятилетие, но особенно вышло на пик в 90-е с расцветом жанра мелодрам. И да, мы сами любим «Красотку» и «Завтрак у Тиффани», но давай будем честными – это все те же розовые очки, только с женщинами в главных ролях. Позже этот типаж, правда, немного трансформируется, и в начале нулевых мы увидим на экране так называемую «подружку Бонда», которая нужна в сюжетной линии разве что для того, чтобы ее спасти (причем в неприятности она попадает зачастую именно по вине мужчины). Ничего нового, просто все чуть менее романтично.     


Badass

Волна феминизма и борьба за гражданские права в 60-х и 70-х не обошла стороной Голливуд, хоть и проникала в него очень осторожно. Начиналось все с комедийных зарисовок (например, «С девяти до пяти»), а на серьезный уровень вышло благодаря Мартину Скорсезе и Синди Люмет, которые в своих работах «Алиса здесь больше не живет» и «Телесеть» впервые поставили в центр повествования женщину как самостоятельную единицу, а не дополнение к мужскому персонажу. Одной из ключевых для того времени стала еще и «Незамужняя женщина» Пола Мазурски, которая показала, что та самая идеальная жизнь, нарисованная в кино, не обязательно должна соответствовать и воплощаться в реальной жизни. 

«Незамужняя женщина»

Кроме того, конец 60-х ознаменовался для кинематографа новым поколением актеров и, соответственно, новыми стандартами. На первый план выходят Дастин Хоффман, Джек Николсон и другие будущие звезды, требующие рядом с собой совсем не тех идеализированных женских персонажей, которых мы видели раньше – теперь индустрия нуждается в чем-то простом, понятном и легко идентифицируемом для каждого, так что эстетика и внешние данные уступают место внутреннему содержанию, и мир вскоре знакомится с Мерил Стрип, Сигурни Уивер, Джейн Фондой и другими культовыми актрисами, отличающимися именно своей игрой. 

Настоящий прорыв, правда, ждал зрителей чуть позже – им стал культовый фильм Ридли Скотта «Тельма и Луиза» (1991), в котором две подруги отправляются в путешествие на выходные, оставляя надоевших мужчин дома, и ввязываются в непростое дело, вынужденно убивая приставшего к ним насильника и убегая от полиции. Сценарист фильма Кэрри Кхури получила за эту работу «Оскар», а сама картина подарила всему кинематографу новый тип женщины на экране – так называемую «badass», которая может постоять за себя не хуже, чем мужчина. Позже таких героинь мы увидим в Саре Коннор из «Терминатора», «Ангелах Чарли», «Ларе Крофт», «Мистере и миссис Смит» (персонаж Анджелины Джоли здесь, кстати, максимально независим, в то время как в тех же «Ангелах» женщины все же остаются в подчинении у мужчины) и «Грани будущего». 

«Тельма и Луиза»

Сильная женщина

Дальше – больше, и на смену образу сорвиголовы, успевшему всем изрядно надоесть в силу своей однотипности (у таких героинь одна функция – красиво наказывать мужчин в облегающей униформе), пришли более глубокие женские персонажи. 

Так, например, у Китнисс Эвердин из «Голодных игр» уже есть своя история, травмы и переживания, она не просто расправляется с противниками, а имеет возможность самостоятельно руководить собственной жизнью без оглядки на мужчин (тем ироничнее, что мужчина здесь – ее главный враг). После на экраны выходит «Дивергент», и к середине 2010-х в кинематографе определяется новый тип женских персонажей – это сильная девушка с гармоничным сочетанием как старых ролевых моделей, так и новых граней, среди которых внутренняя независимость и возможность выбора, преданность себе и своим принципам, способность искать компромисс и быть наравне с мужчиной и (как правило) тяжелая судьба. Именно такими получились Фуриоза из «Безумного Макса: Дорога ярости», Эми Данн из «Исчезнувшей» и Милдред из «Трех билбордов на границе Эббинга, Миссури». 

«Голодные игры»

Параллельно с развитием образа сильной женщины, кстати, на экране находит воплощение другой тип – это умные и расчетливые героини, добивающиеся всего с помощью интеллекта. Одной из первых в таком амплуа мы увидели Шерон Стоун в «Основном инстинкте», а потом были «Эрин Брокович» и «Блондинка в законе» (игра на контрастах: легкомысленная внешность и тяга к розовому сочетаются с исключительным умом, дипломом «Гарварда» и успешной юридической карьерой). Та же Эми Данн в «Исчезнувшей», кстати, тоже частично относится к этому образу, обводя всех мужчин вокруг пальца и заставляя мужа жить по ее правилам. 

Трансформируется еще и образ примерной домохозяйки, который был на пике популярности во времена после Второй мировой и воплощал в себе идеал американской мечты – это была женщина, воспитывающая детей и всегда ожидающая мужа дома с горячим ужином. Нулевые и десятые это амплуа решили изменить, и «мамочки» на экране внезапно вспомнили о самих себе: так появились «Очень плохие мамочки», «Талли» и «Хорошие девчонки». Очень интересно, кстати, эта идея находит отражение и в сериале «Почему женщины убивают», где зрителям показывают все ту же примерную домохозяйку, но с собственной личной драмой. 

«Талли»

Женщина в главной роли

Итогом нескольких десятилетий стал тот образ, который мы зачастую видим на экранах сейчас. Женщина в современном кино – это центральный персонаж без наивности и зависимости от мужчин, и она может заниматься чем угодно: спасать мир, как Капитан Марвел или Черная вдова, строить политическую карьеру, как Клер Андервуд в «Карточном домике», заниматься наукой, как Эми Адамс в «Прибытии», добиваться справедливости и идти против системы, как Фрэнсис Макдорманд в «Трех билбордах», или просто учиться быть собой, как Эми Адамс в «Красотке на всю голову».

«Три билборда на границе Эббинга, Миссури»

Фильмы с женщиной в главной роли научились к тому же говорить на серьезные темы, и делать это вполне успешно: «Девушка, подающая надежды» с явным феминистическим подтекстом, например, удостоилась пяти номинаций на «Оскар» и выиграла в одной из них – за лучший сценарий.

«Девушка, подающая надежды»

Стоило ли это долгих лет дискуссий? Определенно. 

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.