Логотип Peopletalk

Gucci в центре скандала: наследница империи обвинила родственников в сексуальном насилии

Редактор отдела новостей
Александра Зарини (Кадр из YouTube-канала детского фонда Александры)

Правнучка основателя дома Gucci Гуччио Гуччи и внучка его старшего сына Альдо Гуччи Александра Зарини обвинила своего отчима Джозефа Руффало в домашнем насилии, которое якобы покрывалось матерью Патрицией Гуччи и бабушкой. Об этом сообщает издание The New York Times.

Актриса Жа Жа Габор и Альдо Гуччи

В судебном иске Александры говорится, что Руффало начал проявлять к ней сексуальный интерес, когда ей было шесть лет. Он ложился к ней в постель голым, прикасался к ее груди и половым органам, терся своими гениталиями о ее тело. Все это продолжалось, пока Александре не исполнилось 22. При этом она заявляет, что мать Патрисия Гуччи и бабушка Бруна Паломбо обо всем знали, но потребовали, чтобы девушка никому не рассказывала.

Однако, как сообщает адвокат Джозефа, Руффало отрицает все обвинения.

«Находясь в браке с матерью Александры, господин Руффало и его жена были очень обеспокоены психическим благополучием Александры и принимали меры, чтобы решить проблему ее нестабильности. Судя по всему, их усилия не увенчались успехом», – говорится в его официальном заявлении. 

В свою очередь мать Зарини заявила, что не была причастна к действиям ее мужа.

«Я была опустошена, когда она рассказала мне обо всем в сентябре 2007 года, находясь в кабинете нашего семейного врача в Лондоне. Я немедленно инициировала бракоразводный процесс и начала залечивать эту семейную рану с помощью психолога. Я в равной степени опустошена обвинениями против меня и ее бабушки, которые являются абсолютно ложными», – отметила она в электронном письме, отправленном изданию.

Патриция Гуччи и Джозеф Руффало (Фото: личный архив)

Сама же Александра объясняет свой иск спустя столько лет после происшествия тем, что мать и бабушка запрещали ей подавать в суд, угрожая лишением наследства. Однако она все же сделала это.

«Мне все равно. Я просто хочу, чтобы это прекратилось. Я не хочу, чтобы это произошло с кем-нибудь еще, например с моим ребенком или любым другим», – рассказала Александра Зарини в беседе с изданием The New York Times.

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.