Логотип Peopletalk

Мы этого ждали: что Тимати думает о Криде и L’One после их ухода из Black Star

Редактор отдела новостей

В мае Егор Крид (25) ушел из Black Star, но артист сделал это мирно и без шума: даже право на псевдоним смог сохранить! А через месяц стало известно, что лейбл покидает Леван Горозия (33) aka L’One.

 
 
 
 
 
View this post on Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

A post shared by L’ONE (@l_one_mars) on

Тогда рэпер заявил в Instagram: «Мои уже бывшие партнеры, вместо слов благодарности, хотят забрать у меня мои песни, хотят забрать мое имя. Они решили, что могут запретить мне петь песни, написанные мною же. Оплаченные моим же трудом. Они хотят забрать у меня возможность выступать. Они хотят мне заткнуть рот, чтобы общество не узнало всю информацию, которой я обладаю. Но… Я не тот человек, который это им позволит» (здесь и далее: орфография и пунктуация авторов сохранены — прим. ред.).

Основатель Black Star Тимати (35) сразу же ответил: «Подписывая контракт, ты же читал пункт про то, что весь контент произведённый за эти годы, это собственность компании. Ты же в трезвой памяти его подписывал, своими руками. Я бы с удовольствием тебе бы его передал, если бы ты хоть раз набрал и со мной встретился и поговорил, а не прибегал в офис с толпой невнятных «юристов». Теперь желания расставаться с тобой полюбовно нет». Тогда L’One подал в суд на лейбл и его гендиректора Павла Курьянова (он же Пашу).

А теперь об отношениях с Кридом и L’one Тимати рассказал в эфире «Авторадио». «Первые два с половиной года я вообще не воспринимал Егора Крида, приходил к Пашу и говорил: «Он тащит компанию в минус, песни не срабатывают». Пашу говорил: «Давай подождем. Дай три месяца». Вскоре мне показали песню «Самая самая», в которую я тоже сначала не поверил. Но Пашу сказал: «Давай снимем клип. Если он не стрельнет — то все». И как только вышла «Самая самая», Егор уже не останавливался и шел наверх», — «Я не могу выделить чего-то новаторского. По инерции идет тот вектор, который был запущен. Когда он выпустит альбом, мы услышим новые грани. У Егора хорошо получается делать то, что он делает».

На вопрос «Что ты можешь сказать по поводу L’One, есть ли у него шансы сохранить свой псевдоним?» Тимати ответил: «Люди очень быстро забывают, когда они приходили без денег, без шансов, голодные, когда их выселяли из квартиры, просили о помощи. Артист, о котором мы говорим, пришел и сказал: «Меня через неделю выселяют из квартиры, мне бы денег на три месяца и закрыть студию». Ребята вообще не понимали, зачем он нужен. Но я предоставил ему шанс. С первого альбома у него все стало получаться. К концу контракта люди это забывают».

Также он добавил, что не дружит с бывшими артистами: «Нас связывают только деловые отношения. Пока они бегают по интервью, я просто сижу и жду, когда вопросы будут закрываться в правовом поле. После суда я дам развернутое интервью, в котором расскажет другую сторону этой истории. Многие люди будут удивлены услышать о поведении тех или иных артистов. Ой, мне много есть, что рассказать».

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.