Логотип Peopletalk

Как сделать грудь. Тайны пластического хирурга

отари гогиберидзе

Решиться на пластическую операцию непросто, но еще сложнее найти хорошего хирурга. Яркая реклама не гарантирует качества. Единственный способ найти проверенного врача – личные связи. Да, просто опросить друзей и знакомых. PEOPLETALK так и сделал. И три из пяти наших верных подруг (между прочим, две из них актрисы, а одна певица) на вопрос, какому пластическому хирургу можно довериться, ответили не раздумывая: Отари Гогиберидзе. На его счету носы и бюсты многих столичных красавиц. И сегодня он готов приоткрыть завесу тайны своего дела и дать пару полезных советов.


О СЕБЕ

В бытовом смысле мне иногда даже вредит, что я врач. Ведь я вижу столько опасностей там, где обычные люди их не замечают. И поэтому всегда волнуюсь за свою младшую дочку, а она у меня − просто ураган. Зато всем вокруг очень помогает то, что я хирург. Ко мне едут ото всюду, и в выходные, и в три часа ночи, если кто-то подрался, попал в аварию, упал… И не откажешь – давал клятву. Встаю, еду и оперирую. Часто звонят с миллионом вопросов: где рожать? у кого оперировать тромб бабушке? к кому пойти на обследование щитовидки? Я беру телефон и ищу нужного специалиста. Быть врачом – это тоже диагноз. (Смеется.)

Если бы я не был пластическим хирургом, мог бы стать коллекционером ретромашин или профессиональным борцом – жить не могу без тренировок по кудо (восточное боевое единоборство). Конечно, я понимаю, что надо беречь руки, но ничего не могу с собой поделать: тело требует такой разрядки. А еще мог бы, наверное, стать скульптором. Сам процесс меня завораживает. Однажды я поехал на тренинг по пластической хирургии к известнейшему мэтру (ныне уже покойному) Вольфгангу Метке, и он, к моему удивлению, повел меня не в операционную, а в мастерскую, где я целые сутки вылепливал идеальный профиль. Это было потрясающе! А вообще, сложно сказать, кем я мог бы быть… Я в принципе не люблю сослагательное наклонение. Я тот, кто есть. И наверное, быть пластическим хирургом у меня получается лучше всего.

О ПЛАСТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ

К сожалению, основная проблема – это обилие рекламы и непроверенной информации в Интернете. Сейчас на рынке очень много пластических хирургов. В основном это молодые специалисты, которые только что выпустились, ничего толком не умеют, но хотят сразу много зарабатывать. Идут в какую-нибудь клинику, дают рекламу о невероятных скидках, и всё – пациент уже стучится к нему в кабинет.

А я и моя команда потом переделываем за вот такими горе-врачами. Что тут скажешь… Только одно: не экономьте на красоте и здоровье. Скидки могут дорого аукнуться.

Скажу честно, ни один серьезный хирург не будет давать скидку на свою работу. К тому же не надо забывать о стоимости хороших материалов (грудные имплантаты, например), наркоза, работы медперсонала, пребывания в палате… Как можно делать маммопластику за 100 тысяч рублей?! Это даже не покрывает расходы!

Пластика носа, коррекция формы и объема груди, выделение скул и подбородка, липосакция – это стандартные операции для улучшения внешних данных. Из всех операций лидируют, конечно, ринопластика и маммопластика – коррекция носа и груди. Я делаю более 550 операций в год, примерно 400 из них приходятся именно на эти случаи.

Я много раз участвовал в семинарах и мастер-классах по обмену опытом в США, Бразилии, Франции, Испании, Германии, много где читал лекции, бывал в зарубежных клиниках. Я могу с уверенностью утверждать − пластическая хирургия у нас на очень высоком уровне. Мы владеем всеми методиками, у нас представлены лучшие компании-производители имплантатов и расходных материалов. Еще 10−15 лет назад была разница хотя бы в уровне сервиса. Сейчас нет. Поэтому я не вижу смысла уезжать на операцию и не иметь потом возможности в любой момент приехать к своему хирургу.

О МАММОПЛАСТИКЕ

После 18 лет любая девушка, если у нее нет противопоказаний (онкология, ВИЧ, аутоиммунные заболевания, диабет), может прийти на коррекцию формы и объема груди. Это могут быть мамы, у которых после родов и кормления грудь потеряла упругость и объем. Это могут быть и совершенно молодые девушки, у которых просто от природы небольшой размер груди. Могут быть и пациентки с асимметрией груди или зрелые женщины, у которых с возрастом грудь потеряла изначальную форму. Причин много, но всех объединяет главное – желание иметь высокую, красивую, упругую грудь. И я им в этом с удовольствием помогаю!

Советую остерегаться слишком низких цен на маммопластику. Важно понимать, что при низкой цене ты либо столкнешься с неопытным хирургом, либо с имплантатами низкого качества. В нашей клинике «Время красоты» цены на маммопластику начинаются от 300 тысяч рублей. Если будет существенно ниже – это повод задуматься.

В основном я и моя команда пластических хирургов − Галия Саратовцева, к.м.н.; Елена Уварова, к.м.н.; Валерия Гохман, к.м.н.; Нодари Иоселиани, – конечно же, выбираем доступ для проведения маммопластики по показаниям, но в большинстве случаев предпочтение отдаем ареолярному (разрез по ареоле соска). Так мы получаем очень маленький разрез, который быстро затягивается и со временем становится абсолютно незаметным.

Что касается имплантатов, мы отдаем предпочтение американскому производителю Allergan. Особенно мне нравится линейка Natrelle – это имплантаты анатомической формы с многоуровневой системой защиты, нерастекающимся гелем внутри и пожизненной гарантией. Они имеют огромный модельный ряд – более 600 видов, так что для меня не составляет проблемы подобрать идеальный размер для конкретной пациентки. К тому же эти имплантаты одни из самых лучших по скорости приживаемости и по тактильным ощущениям после операции – совершенно неотличимы на ощупь от обычной груди. Так что для своих пациентов мы выбираем только самое лучшее.

Нужно понимать, что при всей развитости технологий и сервиса это все же операция. Первые два-три дня будут боли, потом еще неделю – ощутимый дискомфорт. К этому надо быть готовой. Это все-таки не на маникюр сходить, а новую грудь сделать. Так что главное – настрой. Девушка должна точно понимать, что она хочет увеличить грудь и ради этого готова немного потерпеть. Все остальное уже наше дело: расскажем, поможем, поддержим, еще раз расскажем. Вот поэтому нас после операций и засыпают своими селфи благодарные пациентки. (Улыбается.)

О ЖЕНЩИНАХ

Мне нравится работать с красивыми женщинами. Это эстетическое удовольствие – быть окруженным красотой. Конечно, иногда я чувствую несколько более личное отношение, но за столько лет работы научился, не обижая и не задевая чувства, очерчивать область допустимого. Все, что лежит за гранью работы, меня не интересует, ведь у меня есть красавица жена и прекрасные дочки.

Нет ничего прекраснее, чем видеть счастье в глазах пациентки после снятия компрессионного белья и ее впечатления от своей новой груди. Или когда после 18 лет мучений с носом картошкой девушка присылает мне миллион селфи с результатом ринопластики. Когда известная актриса после увеличения груди появляется в вечернем платье с открытым декольте на красной дорожке. Когда тебя зовут прочитать лекцию студентам и дать мастер-класс коллегам по закрытой технике риносептопластики. Когда друзья доверяют оперировать своих детей. Когда пациентка приходит вместо модели сниматься в нашей рекламе, и ее не нужно фотошопить. Когда моя команда хирургов бежит советоваться, а потом докладывает об успехах… У меня очень много счастливых моментов, и я ими дорожу.

О ПАЦИЕНТАХ

Иногда ко мне обращаются пациенты, которым не нужно ничего менять в своей внешности. Чаще всего это повторное обращение для еще большего увеличения груди, губ, скул, ягодиц… У пациента появляется навязчивое желание стать еще лучше и лучше, хотя как раз в этом случае лучшее − враг хорошего. Если приходит такой пациент, я общаюсь с ним на консультации, пытаюсь настроить на принятие себя, открыть газа на его яркую индивидуальность. Если это не срабатывает, то тактично предлагаю побеседовать с психотерапевтом, чтобы человек мог разобраться в своих внутренних причинах, которые толкают его на внешние изменения. Большинству беседы с профессионалом очень помогают.

Я могу отказаться от работы с пациентом, если у нас расходятся представления о том, что можно предпринять и каких результатов следует ожидать. Если мы не находим общий язык на консультации, то очень велика вероятность, что пациенту не понравится результат после вмешательства. А я и дорожу своей репутацией, и берегу свои нервы, ведь работа у нас очень неспокойная.

О КРАСОТЕ

Но я хочу отметить, что как раз сейчас большинство старается быть красивыми, сохраняя свою индивидуальность. Все меньше остается запросов «сделайте мне грудь как у …». То же самое касается и антивозрастных операций – делаем подтяжки, ставим нити, убираем нависание век, но так, чтобы пациент выглядел естественно.

Сам я вообще не вижу никаких недостатков во внешности. Если ко мне придет пациент и спросит: «Доктор, что мне надо изменить?», я ему скажу: «Ничего не надо», разверну и отправлю домой. Для меня все хороши, потому что главное – то, что внутри, как бы пафосно это ни звучало. А вот когда ко мне приходит человек, который знает, что конкретно ему не нравится в себе, но не знает, как это исправить, то я помогу, расскажу и найду лучший способ.


Клиника «Время Красоты»

Адрес: Никитский пер., д.2,

Тел: 8 (495) 988-7557

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.