Логотип Peopletalk

«Пока другие рассуждают, мы снимаем»: главная кинопара эпохи импортозамещения – режиссер Сарик Андреасян и актриса Лиза Моряк – в объективе PeopleTalk

Главное изображение статьи
Купить рекламу

Главная кинопара эпохи импортозамещения – режиссер Сарик Андреасян и его муза, актриса Лиза Моряк – даже среди полного отсутствия свободного времени находят пару часов, чтобы приехать на нашу съемку. Сказать, что сейчас у ребят горячая пора, не сказать ничего: у Сарика и кинокомпании братьев Андреасян только на этот год запланировано около 12 проектов (и это если говорить о тех, которые будут сделаны точно), у Лизы ближайший выходной будет в следующем месяце. Такой ажиотаж, впрочем, легко объясним. Сегодня, когда кинотеатры простаивают из-за отсутствия контента, а премьеры на стримингах зрители успевают смотреть со скоростью света, на них двоих возложена почти супергеройская миссия – заполнить эфир качественными российскими проектами. Сарик отвечает за это из режиссерского кресла, Лиза – находясь в кадре. И как и на съемочных площадках, так и за их пределами у пары, кажется, полная гармония и взаимопонимание: они вместе уже три с половиной года, но для разговоров о личном редко делают исключения. Сейчас – как раз тот самый случай. Об отношениях, смелых переменах (для новой роли Лиза сделала пикси, избавившись от длинных кудрявых волос), будущем российского кино и амбициях с ними и поговорили. 


Лиза, как ты решилась на кардинальную смену имиджа?

Примерно за пять месяцев до запуска «Снов» (новый мистический детектив, в котором Лиза исполняет одну из главных ролей вместе с Павлом Прилучным. – Прим. ред.) мне сказали: «Хотелось бы, чтобы Лиза была с короткими волосами». Такой образ больше подходил: главная героиня трагически теряет своего парня, страдает, у нее не может быть роскошных локонов. В парик мои волосы не влезали – я выглядела странно. Сначала мне казалось, что это будет «вау!», смена имиджа, а волосы все равно отрастут, но с каждым днем становилось все больше и больше не по себе. Волосы – это часть меня, в день стрижки я плакала, не хотелось прощаться с длиной.

Первое, что мне сказал парикмахер: «Только не плачь».

После окончания съемок я точно снова начну отращивать длину.

Такие перемены отразились на параллельных проектах?

С одного проекта на Первом канале меня из-за прически сняли, зато в другом – называется «Последователи» – сказали, что это круто. Смена имиджа для актерской профессии – всегда плюс, новое дыхание и диапазон, возможность по-новому заявить о себе. Ты абсолютно по-другому выглядишь, ведешь себя. 

Я с новой прической стала одеваться как мальчик, мне пока сложно найти в этом женственность: надеваю кеды, большие толстовки. Мне так комфортно, с мальчишескими повадками. Хотя костюмеры сказали, что можно уложить волосы назад, надеть атласное платье, каблуки, и будет секси. Нужно время, чтобы все это попробовать, – вот в следующем месяце, например, у меня будет один выходной, смогу это сделать.

На Лизе: топ, Love Republic; юбка, Charmstore; На Сарике: рубашка, O’Stin; брюки, Stenser; туфли, Rooman

Графики у вас с Сариком сейчас довольно напряженные?

Лиза: За счет того, что проект «Сны» очень сложный и я играю в нем сразу две роли – себя и свое альтер эго, на грим уходит порядка четырех часов, после которых еще девять или десять часов длятся съемки. Была смена, когда я приехала на площадку в девять утра, а уехала в полночь. Свободного времени сейчас не остается, так что после окончания съемок хочется отдохнуть.

Я из тех людей, кто чередуют работу с отдыхом, мне нужно время на то, чтобы прийти в себя. В целом я стараюсь гармонично пользоваться своим временем: уделять время и себе, и семье, и мужчине, и собаке, и друзьям, и внешнему виду. Планирую отдых после «Снов», затем в июне начнутся съемки «Последователей», что будет дальше – не знаю.

Считаю, что хорошо бы играть в двух проектах в год, но заметных, с главными ролями.

Сарик: А я не люблю отдыхать, честно. Для меня это скучно, и уже на третий день я начинаю сходить с ума на пляжах и песочках. Даже когда формально я на отдыхе, я продолжаю работать. На данный момент, например, веду параллельно около 15 проектов на разных стадиях: съемки, подготовка, монтаж, написание сценариев. Я занимаюсь кино в том или ином виде каждый день.

Лиза, ваши с Сариком личные отношения влияют на работу?

Во время съемочных дней могу позволить себе расслабиться с ним только если на обеде: пригласить к себе в вагон или предложить куда-нибудь сходить. Могу подойти и чмокнуть, написать сообщение, чтобы никто не видел, но мы, во-первых, не хотим никого смущать, а во-вторых, на это нет времени.

На Лизе: топ, Love Republic; юбка, Charmstore; На Сарике: рубашка, O’Stin; брюки, Stenser; туфли, Rooman

Чему вы в отношениях научили друг друга?

Сарик: Нервы у меня теперь ни к черту. (Смеется.) Я никому этого не рассказывал, но у меня был очень строгий отец, я воспитывался в абсолютно ортодоксальной армянской семье и, например, практически ни разу в жизни не видел, чтобы папа купил маме цветы. Не потому, что он плохой или не любит ее, а потому, что не принято. С появлением Лизы в моей жизни я научился не стесняться своих чувств, говорить о них.

Можно сказать, я научил ее любить себя, а она научила меня любить ее.

Когда мы познакомились, я понял, что если отпущу ее, то буду жалеть всю жизнь – это чувство меня преследовало, и я сделал все, чтобы быть с ней. Видимо, это и есть любовь, когда ты жертвуешь очень многим ради того, кто тебе дорог. Я человек простой: увидел, влюбился, завоевал!

Лиза: Уверенности в себе. Что я достойна всего, чего хочу. Он меня очень поддерживает, он за меня горой, даже может растрогаться от моих успехов. Он на самом деле очень чувственный и ранимый человек и меня воспринимает как нечто нежное.

Все три с половиной года, что мы вместе, он меня буквально ставит на ноги – как в профессиональном плане, так и в жизни.

Учит, например, что деньги надо копить, вести бюджет, инвестировать накопления – он все-таки продюсер, но делает это очень аккуратно.

В каких отношениях вы с бывшей супругой Сарика (в 2018-м Сарик развелся после семи лет брака)?

Лиза: Моя больная тема. (Смеется.) Я стараюсь об этом не думать, это история Сарика, не моя.

Сарик: У нас административные отношения. Такие, в которых мы обсуждаем общих детей. А вообще, я всегда мечтал быть многодетным отцом, поэтому два сына – это только начало.

Никто не знает, какие способности может открывать родительство. Я думаю, когда появляются свои дети, только тогда понимаешь, какой ты в статусе мамы или папы. Я, конечно же, надеюсь, что Лиза будет хорошей матерью.

На Лизе: тренч, Nude Story; белье, Belle You; серьги и босоножки, Ekonika; На Сарике: тренч и рубашка, O’Stin; брюки, Stenser; туфли, Rooman

Лиза, если говорить о будущем материнстве, что в воспитании детей тебе кажется самым важным и правильным? Сарик, а какой ты как отец?

Лиза: Я ребенок из поколения «кнута и пряника», с навязыванием профессии, строгостью. Конечно, быть родителем – сложно, но мне хочется быть строгой в меру, не перегибать, как это делал мой папа.

Сарик: Я бы хотел, чтобы мои дети и племянники продолжили дело братьев Андреасян, и очень надеюсь, что так и будет. Мой сын иногда ходит ко мне на съемки, и в свободное время я объясняю ему самые простые нюансы.

Отец я очень хороший – если бы в мире все отцы были такими же, то, поверьте, мир был бы другим.

Я думаю о своих детях каждый день, люблю их каждую минуту и делаю для них даже больше, чем могу. Надеюсь, однажды они прочтут это интервью и подтвердят мои слова.

К слову о деле братьев Андреасян. Сарик, за два года своего существования ваша кинокомпания выпустила 17 проектов, еще три находятся в доработке. Что важнее: количество или качество?

Древние динозавры, которые еще живы в мире кино, пустили байку, что хорошие фильмы снимаются редко, а я считаю, что в индустрии для высокого уровня качества нужно много работать и много снимать. Из 17 проектов у нас около семи абсолютных хитов, взорвавших рынок. Для сравнения: у многих топовых компаний семь хитов появляется за 10 лет, а не за два года, как у нас. Дело не в скорости, а в таланте и в менеджерских способностях.

Если вам кто-то скажет, что, снимая медленнее, получается талантливее, не верьте этим людям. Скорее всего, перед вами просто лентяй.

Я не хочу сидеть на острове под пальмой и, как многие мои коллеги, рассуждать о кино. Пока другие рассуждают, мы снимаем.

Количество просмотров и хитов не всегда зависит, как бы это ни звучало, от качества.

Есть много фильмов (как голливудских, так и российских), которые собирают много денег, но сделаны некачественно. Бывает и наоборот – надо просто оказаться в нужное время и в нужном месте. Многие считают, что продюсирование – это когда ты вкладываешь деньги, но на самом деле это история про стратегию. Где ты, для кого, когда?

Сарик, что для тебя главное в организации съемочного процесса?

На площадке я самый «добрый полицейский»: не кричу на своих сотрудников, да и мне не приходится быть строгим. Я много лет работаю с профессиональной командой, которая не дает повода усомниться в их таланте. Возможно, строгим приходится быть тем, кто только идет по этому пути и еще не нашел своих людей.

Лиза, а что тебе как актрисе важно при выборе проектов?

Мне в целом нравится играть все – для меня это вызов. Если проект хороший – неважно, в каком жанре, – и если предлагают главные роли, то я соглашаюсь. Работа должна порождать работу – люди должны о тебе хорошо отзываться, приглашать тебя снова. Я не понимаю коллег, которые устраивают на площадке скандалы, портят с кем-то отношения – киномир настолько маленький, что все об этом будут знать через два дня. Мне кажется, что нужно оставлять после себя хорошее впечатление. А еще я не могу работать с артистами, с которыми у меня плохие отношения и не сложилась коммуникация, говорю по опыту. Понятно, что должен быть профессионализм, когда надо сыграть и все, но мне кажется, расположенность друг к другу вне кадра добавляет химии.

На Лизе: топ, Love Republic; юбка, Charmstore; мюли, Ekonika; На Сарике: рубашка, O’stin; брюки, Stenser; туфли, Rooman

Как ты относишься к откровенным сценам в кино?

Я люблю красивую эстетику. Сцены, например, с красивой оголенной спиной, красивыми нежными поцелуями. На проекте «Сны» у меня есть дублер, и там все очень красиво: темный свет, силуэты. Я против откровенной демонстрации половых органов – я этого не понимаю и не могу так сделать.

Сарик, а как ты считаешь, искусство должно быть максимально правдоподобным или, как вы говорили, давать надежду и смысл жить?

Искусство создано для того, чтобы сделать жизнь человека лучше, раскрыть его душу, помочь ему полюбить или ответить на его вопросы.

При любом раскладе искусство не должно убивать, и если оно делает человека хуже, то это уже не искусство.

Стивен Содерберг (режиссер фильмов «Одиннадцать друзей Оушена», «Эрин Брокович», «Заражение». – Прим. ред.) говорил, что быть сложным и злым намного легче, чем быть добрым и понятным. Вот и я считаю, что все бездарные режиссеры, которые прикрываются якобы горькой правдой и различной чернухой, просто не способны создать ничего по-настоящему прекрасного и светлого – они не умеют, а я умею.

Лиза, когда ты сможешь сказать о себе, что состоялась в профессии?

Когда у меня будет такая медийность, при которой узнают на улице, наверное, я успокоюсь и буду заниматься чем-то другим – мне, например, нравится такое понятие, как семья. Это тоже работа, и мама – это профессия. Еще хотелось бы, конечно, попасть на громкий хитовый проект на ТНТ или СТС, с которым люди будут меня ассоциировать.

Играть в Голливуде и получить «Оскар» – это не про меня, в этом плане я очень легкий человек в профессии.

У меня есть подруга, коллега по цеху, которой 35 лет, а она все никак не может состояться в кино, не имеет семьи, детей, все время пытается где-то сняться – вот если у меня до 35 не получится, то я просто пойму, что это не мое.

Не знаю, готова ли я к пристальному вниманию, но пока не попробую, не узнаю точно. Помню, мы летали с Дмитрием Нагиевым в Дубай, где к нему подходили каждые пять минут, Паша Прилучный рассказывал, что ему необходимо постоянно поддерживать себя в форме, ведь с ним могут сфотографироваться и написать что-то плохое. Когда мы с Сариком обедаем в кафе и его узнают люди, мне тоже становится дискомфортно: я, например, начинаю есть мало, а поесть я люблю.

На Лизе: платье, Nude Story; На Сарике: костюм, Stenser; рубашка, O’Stin

Почему ты говоришь, что выбором профессии обязана семье?

Я воплощаю несбывшиеся мечты отца. С одной стороны, меня заставили прийти в эту профессию, сказали, что я должна и все. Я тяжело это переживала, в какой-то момент казалось, что мне это навязали. Уже в 16 лет я окончила экстерном школу и поступила в театральный, уехала из родного города (Твери. – Прим. ред.) и переехала в общежитие – отец хотел все и побыстрее.

Я не понимала, что это вообще за институт, почему я должна изображать тесто, показывать отвертку, куда я пришла?

Я знала, что не могу подвести отца, что у меня есть билет в одну сторону и одна возможность, за которую я зацепилась.

Мне кажется, что я была ребенком без мечты. Я росла в довольно скромной семье, мы жили в одной комнате, потом родители построили бизнес, встали на ноги, мы переехали в квартиру. Такой опыт не позволял мне кем-то стать или даже на что-то замахнуться, я даже уезжать из родного города не планировала и просто радовалась тому, что есть мама и папа. Как и всем детям, хотелось стать мамой, потом учителем, но кем-то более грандиозным – нет. Только недавно моя подруга из детского сада написала мне сообщение, мол, еще 10 лет назад, когда мы сидели по подъездам, она не подумала бы, что я стану такой, как сейчас, что она мной гордится.

Ты сама собой гордишься?

Я не люблю собой гордиться, у меня не получается – мне всегда мало, и Сарик меня за это ругает. Наверное, надо уметь радоваться своим достижениям и успехам, но у меня ощущение, что я еще не дожала, что мне нужно больше. А с другой стороны, мне уже все равно. Я вроде и стремлюсь к медийности, но в то же время хочу расслабиться и кайфовать от того, что делаю. 

Сарик, а ты чувствуешь давление из-за повышенного внимания, критики, в принципе читаешь ее?

Я не подвержен ни напряжению, ни депрессиям, ни паническим атакам.

Люблю шутить, что единственный комплекс, который должен быть у армянина, – это торгово-развлекательный.

Я много работаю, и у меня нет времени и желания читать критику, я уважаю только мнение зрителя, с которым у меня полное взаимопонимание.

Сарик, как сохранить российского зрителя в нынешних условиях?

Только понемногу внедряя ему любовь к российскому контенту. На онлайн-платформах это уже получилось, и я думаю, что однажды получится и в кинотеатрах. Нам тяжело конкурировать с блокбастерами голливудского производства, так как таких возможностей у нас никогда не будет, но мы сильнее в драме, комедии, жанре военного кино. Думаю, это и есть вектор.

Пародировать голливудское кино смысла нет. Надо создавать свое.

Мы с американцами – носители разных культур, и как то, что могут они, не можем мы, так и наоборот. Это надо принять. Я не стремлюсь к Голливуду, и тот Голливуд, на котором я вырос, давно умер. Наш супергерой – это Бодров из «Брата», а их – «Человек-паук». В целом и тот и другой борются за справедливость.

Уход западного контента – это удар в первую очередь по кинотеатрам, в которых доля российских фильмов только 25 %. Если государство не поддержит отрасль, то мы вернемся в 90-е – тогда кино не было потому, что не было денег его снимать. Если бы пять лет назад кто-нибудь сказал, что Голливуд перестанут показывать в России, то отечественные производители, может, и наснимали бы контента наперед, но заполнить расписание в кинотеатрах сейчас, и сделать это быстро, невозможно. Нужен хотя бы год или полтора.

В целом ситуация плачевная, хотя в онлайне все наоборот. Западный контент на платформах давал от 30 до 40 % просмотров, там в топах российские проекты. В этом есть что-то удивительное: человек идет в кино, чтобы посмотреть Голливуд, а когда сидит дома, то выбирает Россию.

«Буду предельно откровенен: если бы мою жену, которая больна, оскорбили бы со сцены, выдавая это за юмор, я бы дал не просто отцовский чапалах, как сделал Уилл Смит, но и парочку джебов и боковых, которым меня учили» – так вы прокомментировали инцидент на прошедшем «Оскаре». Что вы в целом думаете о ситуации? 

Проблема современного мира и Интернета в том, что люди думают, что могут позволить себе оскорбление в адрес любого человека без каких-либо последствий. Для меня Уилл Смит – человек, любящий свою жену и вставший на ее защиту. Я это уважаю, и я не понимаю, почему нужно извиняться за то, что защищаешь честь близкого человека. Нет ничего смешного в шутках о болезни другого, особенно на таких мероприятиях. Это же «Оскар», а не подворотня.

Костюм, Stenser; рубашка, O’Stin; туфли, Rooman

Какие проекты ты планируешь в этом году?

Если говорить реалистично, 12 или 13 проектов мы точно сделаем, а это огромная цифра для любого продакшена. Думаю, что самым важным с точки зрения зрителей будут эротический триллер «Рынок шкур», мистический детектив «Сны» и еще несколько больших работ, которые я пока не могу называть.

Название «Рынка шкур», безусловно, вдохновлено каналом (популярный и ныне закрытый канал в Telegram про эскорт. – Прим. ред.) – сама идея пришла после его блокировки. Эта тема – давайте назовем ее элитной проституцией, чтобы никого не оскорблять, – интересна во всех больших городах и в России, и за границей. Я уверен, что такое явление есть везде, и люди к нему неравнодушны, а значит, это потенциальный хит. Большинство историй, которые присутствуют в сериале, основаны на реальных событиях, но это не романтизация проституции, а рассказ о том, к каким последствиям она может привести. Морализаторства там нет – мы же не в школе учимся, но есть общий посыл, что этот путь – губительный.

Главное, что тебе дала профессия?

Помимо природного таланта в профессиях режиссера и продюсера нужны терпение, стрессоустойчивость и дипломатичность.

На деле режиссер – антикризисный менеджер, принимающий десятки решений в день.

Если ты не можешь этого делать, проект разваливается. Я говорю своим детям, что к терпеливым приходит успех, и на своем опыте могу сказать, что это и правда так. Я научился ждать своего момента.


Благодарим отель Mövenpick Moscow Taganskaya за предоставленную локацию.

Купить рекламу

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies. Подробнее о файлах cookies и обработке ваших данных - в Политике конфиденциальности.