Топ-100
#ЭКСКЛЮЗИВ

Читай отрывок из книги Юлии Барановской прямо сейчас

Молчанова Зоя Июнь 05.2016

2192

Сегодня Юлия Барановская (31) презентовала свою вторую книгу "Все к лучшему", в которой поделилась самым откровенным и важным. Сама Юля признается, что для нее было непросто решиться выпустить такую личную книгу, поэтому она очень переживает, как примут ее читатели.
Делимся с тобой отрывком. Читай и беги скорее в книжный!


Легенда о крокодиловых босоножках

Я до сих пор помню наш первый  отпуск. Мы решили поехать с друзьями Андрея- футболистами на автобусе до Хельсинки, а затем прокатиться на пароме Финляндия – Швеция. Автобус в Финляндию отходил от гостиницы «Октябрьская». Там были все наши друзья, молодые футболисты из «Зенита». Было все равно, что большую часть из ребят я даже не знала на тот момент, мы отлично провели время, моментально объединившись и сдружившись надолго. И с Быстрым, и с Гариком Денисовым. Так и сложилась наша компания,  которой мы долгие годы потом переживали и взлеты, и падения. 

Компания была большая, поэтому всегда кто-то выпадал, и мы не уставали друг от друга. Многие футболисты были с семьями. Мы же только-только начали встречаться, и никто из нас не знал, что будет дальше. И мы наблюдали за ними: надо в магазин, надо купить ребенку это, то, пока мы  с Андреем бродили налегке с магнитами и  новогодними финскими лосями. Я это часто вспоминала, потому что потом бывала в такой же ситуации, когда приезжали просто молодые футболисты со своими девчонками, а мы, уже став родителями, думали только, о том, что купить детям. 

Наш первый совместный отпуск уже как семья мы провели в Дубае. Была дружная компания футболистов, и мы шикарно отдыхали. Это было где-то уже через год после начала наших отношений, и мы учились  преодолевать бытовые и финансовые разногласия. Такая поездка для нас была первой серьезной тратой денег на отпуск — два молодых дурака полетели в новый 5-звездочный отель в Дубай. 

Я твердо убеждена, что мужик – добытчик не для себя, а для кого-то. Пока у него никого нет, он себя прекрасно обеспечивает. Появляется женщина, рано родившийся ребенок, и именно это заставляет его вкалывать. Это на уровне инстинкта. Все вопли и истерики, что мужикам не нужны  ранние браки, —  бред. Мы можем открыть список «Форбс», взять всех самых успешных людей и там будут ранние браки, ранние дети. Потому что есть  для кого. Я, правда, так считаю. Может, не права, но так же было и с Андреем. Мы начали жить вместе, у нас появилась семья, и началось финансовое планирование и совместные траты на наше будущее. Он начал думать не только о себе, но и о том, что нужно его семье, совершать поступки, планировать,  а значит более вдумчиво подходить к игре. Андрей начал учиться ответственности, чтобы зарабатывать больше для своей семьи и меньше транжирить на ерунду. 

Все самолеты летали только из Москвы. Мы сели на поезд до столицы с моей любимой подругой Капустой и ее парнем. Они просто обычные ребята, не связанные с футболом. Первым делом, мы решили пойти в вагон-ресторан, чтобы расслабиться. Парень моей подруги Виталий, взрослый мужчина, готов был хорошенько выпить, а у Андрея непереносимость алкоголя, как у чукчи. Кажется, у них отсутствует  какой-то фермент, который расщепляет алкоголь. Он, конечно, пьет, но делает это ужасно. Он не может быть в легком хмеле, ему нужно дойти до крайности. Представьте себе подростков в подворотне, которые купили бутылку, и с закрытыми глазами хлещут. Андрей пил также,  будто в первый раз дорвался. Надо сказать, во время сезона он не употреблял вообще. Но вот в отпуске решил расслабиться. Виталик  – крепкий парень, так что выпили они прилично. И вдруг, в какой-то момент, мы сидим за столом, и Андрей куда-то уходит без слов. Молча встал и пошел. Я сразу за ним. Догоняю, а  он тупо, глядя в одну точку, идет обратно  в купе. Я и не заметила, как за секунду он стал невменяемым. Плохо ему было, конечно, до ужаса. Весь отпуск Андрей капли в рот не взял, и я была очень рада, что Виталик так его отвадил. 

Спали мы с Андреем вместе на одной полке. Моя Капуста покрупнее, чем я, и  Виталик здоровее, чем Андрей, раза в два. Они  полночи шутили: «Такие они хорошие. До такой любви нам надо с тобой похудеть кило на 50».  

Так же мы вели себя и в отпуске, мы не отлипали друг от друга: мы пили из одного стакана, ели из одной тарелки, сидели на одном стуле и слились в одно существо. У нас появилась присказка. Я говорила: «Какая девочка?» Он отвечал: «Умная». Я по-детски надувала губы: «Нет! Какая девочка?» — «Красивая». «Ну, нет!!!» «Маленькая?» – со смехом говорил он. «Да, нет же!» — «Любииииимая!» Тогда же меня все стали называть «Маленькая». Постепенно это трансформировалось в Масяню. Масяней меня звали следующие 10 лет жизни. 

Это вообще был прекрасный отпуск – настолько, насколько он может быть прекрасным у двух молодых влюбленных в окружении хороших друзей. Мы играли в мафию, посещали экскурсии, снимали лодку и ездили на рыбалку большой компанией.  Ходили в какой-то супермодный ресторан, куда сложно заказать столик и ели там фирменное блюдо: крабы и лобстеры, приготовленные в черном перце. Нам принесли фартук, чтобы не перепачкаться – это же целое развлечение, и мы радовались как дети этому новому и необычному в нашей жизни. Правда, когда принесли счет в конце вечера, мы быстро повзрослели.  У Андрея вылезли глаза на лоб от понимания, сколько денег можно отдать за еду.   Но, тем не менее, он мужественно это пережил.  А потом в нашей жизни случились босоножки. Пожалуй, это была первая наша настолько дорогая покупка. 

Дубай — зона беспошлинной торговли. Все продается уже без налогов. Практически в один из первых дней мы поехали прошвырнуться по магазинам. Все что-то покупали, а мы с Андреем ходили и смотрели, пока не зашли в магазин с обувью. Туфли — мой страстный фетиш, а тут море безумных босоножек из новой коллекции от Vicini, которые дьявольски соблазняли меня. Я сразу влюбилась в них – мою прелесть на золотом каблуке, а впереди на ноге лежит золотой крокодил и переливается дорогими камнями. Это сокровище стоило 800 долларов. Продавцы даже пообещали скидку, потому что никогда не видели такого восторга, как у меня. Минус 10% — 720. Андрей всегда говорил, что дарить подарки для него удовольствие. Его детскую искренность в этом вопросе невозможно сыграть. Тем не менее, босоножки за такие деньги давались ему тяжело. В общем,  мы ушли из магазина, а легенда о крокодиловых босоножках осталась в нашей компании и жила на  протяжении всего отпуска. 

Мы не купили их по вполне объективным причинам. В тот период Андрей зарабатывал уже достаточно, но львиная доля денег уходила в ремонт квартиры, и бюджет был рассчитан.  Плюс ко всему Андрей решил, что хочет подарить мне шубу, и мы понятия не имели, во сколько она обойдется, а кредитных карт тогда у нас не было – только кэш, с которым  нас чуть не замели на границе. АНдрей зачем-то решил заполнить декларацию, но пойти через зеленый коридор. Я попыталась раскрыть рот и сказать, что он выбрал не тот коридор, но поймала его красноречивый взгляд «я сам все знаю», и мы пошли, как он сказал. У таможенницы вылезли глаза на лоб, когда он дал ей бумажку. «Вы везете деньги?»  — «Да». – «А почему вы, заполняя декларацию, идете через зеленый коридор?» Нас двоих приняли, шмонали, пересчитывали все деньги. В общем, вылетали мы с волнениями. 

Расход бюджета на отдых зависел от моей  шубы. Ее покупка была запланирована — значит нужно ее купить.  Это был для  Андрея  обряд инициации, переход из мальчика в мужчину -купить своей женщине шубу, —  и проходил он его достаточно неуклюже. Он долго вынашивал мысль о покупке и старался все обговорить, рассчитать заранее, сам захотел распределить наш бюджет, чтобы купить жене нужную вещь. Это был  не просто подарок, когда кавалер ухаживает и удивляет свою даму. Планирование и совместный выбор —  это уже серьезный и зрелый подход.  

Деньги остались… Это я к тому, что улетела я все-таки с босоножками.  Наверно, сейчас кому-то покажется, что я рассказываю ерунду. Кому интересно читать о том, как мне подарили обувь?  Но это не бред. Это становление семьи. 

Конечно, босоножки эти — самые любимые до сих пор. 

Но история на этом не закончилась. Уже когда Андрей ушел, и мы год не жили вместе, я проходила по знаменитой своими бутиками Слоун-стрит и увидела босоножки Vicini. Их купил под себя Giuseppe Zanotti, и то ли сделал ребрендинг, то ли они объединись, не буду вдаваться в подробности. Но я похолодела, когда увидела мои босоножки с крокодилами, перевыпущенные спустя 11 лет. Только те были с камнями, а новые – весьма символично с шипами.  Вот такой поворот, жизнь закольцевала события, и мне показалось, что это какой-то знак. Да, они появились, но совершенно с другим настроением. Первый позыв был – купить, неважно, какие, неважно, какого размера, просто купить. Я их примерила и вдруг поняла, что меня в них все раздражает, и что они мне не нужны. Те босоножки в тех обстоятельствах были желанными, как и наши отношения с Андреем тогда. В том возрасте, в том положении, в тех обстоятельствах мне хотелось быть вместе с ним. Но нужно ли мне это теперь?  

Потом эти босоножки долго мозолили мне глаза, оставаясь в нужном размере. Такое ощущение, что они никому не были нужны, и я встречала их везде, хотя это была какая-то лимитированная коллекция. Я каждый раз проходила мимо. У меня остались те, которые я люблю, до сих пор у меня с ними связаны счастливые воспоминания, и другие мне были не нужны.  Ведь воспоминания нельзя подменить. Как и отношения.

ЭКСКЛЮЗИВ

Самые редкие новости и материалы ежедневно, а также невероятно важные события за неделю

Спасибо! Вы успешно подписаны на рассылку.

Политика конфиденциальности просмотреть