Ксюше сейчас 27 лет, и из них в актерской профессии она уже 20 – ее первая работа, короткометражка «Дружок», вышла еще в 1997 году. Потом была «Одна война», «Закрытая школа», но по-настоящему ее стали узнавать только сейчас – после премьеры на ТНТ сериала «Ольга». О том, почему никогда не надо наращивать волосы (даже если тебе предстоит играть эффектную рыжую оторву), зачем талантливая актриса работала в книжном магазине, и о любимом хобби – изготовлении шляп Ксения Суркова рассказала PEOPLETALK.

Ксения Суркова

Я не выбирала профессию, она пришла ко мне сама. Сначала я занималась балетом, и преподаватель неожиданно спросила меня, не хочу ли я петь. Я хотела и бросила танцы. Занималась в музыкальной группе «ДоМиСолька», часто выступали. Сцена, съемки, внимание – мне все это нравилось. Когда я выросла, решила, что пойду на актерское мастерство.

К тому моменту у меня уже было за плечами несколько фильмов («Дружок», «За тридевять земель»), но во ВГИКе меня никто не знал. Я, кстати, тоже никого не знала. Просто увидела фотографию Игоря Николаевича Ясуловича (75) в холле и влюбилась в этого человека еще до того, как посмотрела его работы. Чуйка сработала. (Смеется.)

Сниматься я начала со второго курса с разрешения Игоря Николаевича. Он не всегда это допускал, но мне предложили роль Наташки в фильме «Одна война» Веры Глаголевой (60). Игорь Николаевич прочитал сценарий и одобрил. За два месяца съемок я очень выросла как актриса – на практике ты узнаешь об актерской профессии очень много. Именно за «Одну войну» в 2008 году я получила свою первую награду («Новая звезда – лучший дебют» на кинофестивале «Созвездие». –Прим. ред.). На самом деле это один из моих самых любимых фильмов.

Ксения Суркова
Одежда @bymodno

После института началась реальная жизнь. И эта реальность совсем не совпадает с тем, чему тебя учат, – ты остаешься один и не понимаешь, что делать дальше. Раньше после окончания института были распределения для актеров (сейчас этого очень не хватает!), но теперь ты просто вынужден стучаться во все двери.

Я немного поиграла в Центре драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина, но, когда спектакль закрылся, осталась без театра. Хотела служить в Мастерской Петра Фоменко и даже прошла несколько туров, но, когда я читала монолог, Петр Наумович уснул. Конечно, было дико обидно, я пыталась привлечь его внимание всеми способами, разбудить (может, это и было главной ошибкой). Тогда включился юношеский максимализм: туда не взяли, никуда не пойду! А сейчас мне в театр хочется все меньше и меньше.

В итоге я сидела без работы четыре месяца и думала: что происходит? Можно было бы, наверное, и дальше ждать у моря погоды, но я нуждалась в деньгах. Мне позвонила агент, с которой я тогда сотрудничала, и предложила мне «Ефросинью» (другими словами, подпортила мне фильмографию). Я была в шоке от отношения некоторых членов съемочной команды к этому проекту – они решили, что все заранее плохо и напрягаться не надо. Я старалась сделать все, чтобы не относится к этому так же, как и они, но в какой-то момент поняла, что начинаю покрываться этой шелухой. Я пыталась сыграть свою роль как могла честно (учитывая еще, что в первом сезоне я играла немую девочку Софию), но эта махина была сильнее, и меня просто закрутило. Я ушла из «Ефросиньи», сменила агента и еще на год осталась без работы. Я умоляла найти мне хоть что-то, какие-то эпизоды. В какой-то момент я даже пошла консультантом в книжный магазин, потому что сидеть дома сложа руки больше не могла. Правда, через месяц я ушла оттуда – меня стали узнавать покупатели (бабушки, которые смотрели «Ефросинью»), да и с кассой я не справлялась, всегда уходила в минус от и без того небольшой зарплаты.

Ксения Суркова
Одежда @bymodno

В это время мой новый агент предложила мне пойти на кастинг сериала «Кризис нежного возраста». Я прошла, но ответа не получила и подумала: пора что-то менять. Я уже не понимала, моя ли это профессия – быть актрисой,но заняла деньги и уехала учиться в Америку в студию Иваны Чаббак, чтобы проверить, работают ли ее книга и методы. Америка очень сильно на меня повлияла, и ко мне вернулись силы. На последнем уроке я отлично отыграла и рыдала от счастья (настоящий катарсис!), что зал сидит в тишине и с открытым ртом. Потом все стали подходить ко мне и хвалить, а я понимала, что внутри у меня все переворачивается. Не знаю, то ли это московская ментальность, то ли русская, что мы никогда друг другу не говорим ничего хорошего. Когда человек что-то сделал, нужно его хвалить, чтобы он шел дальше! Мне очень не хотелось приезжать в Москву, но я все-таки вернулась и неожиданно начала получать предложения (наверное, благодаря уверенности в себе) – так в моей фильмографии появились «Кризис нежного возраста» (меня утвердили!), а потом со мной случилась «Ольга».

Я всегда хотела перевоплотиться в кино не только внешне, но и внутренне. И сериал «Ольга» стал подарком в этом смысле. Правда, я очень долго не соглашалась на этот проект – когда прислали сценарий, мне показалось, что все эти шутки ниже плинтуса, я настороженно отнеслась к этому сюжету, сленгу. Моя героиня Аня – молодая девчонка, которая учится в ПТУ, моя полная противоположность. Из родителей у нее только мама, которая тащит все на своей спине. И хабалистая, стервозная Аня знает одно – она не хочет жить как ее мать, без крепкого мужского плеча рядом. Я очень боялась реакции мамы на такую роль (принцессы из Чертаново). Она у меня очень честный, прямой человек (юрист по профессии) и всегда говорит правду, но, когда я принесла ей сценарий, она смеялась и ей все понравилось.

Я долго не могла ухватить Аню, понять ее (не осуждать), и только к четвертому дню съемок вдруг поняла, что мы поладили – у меня появилась нужная походка, манера говорить. Я вспомнила тогда совет Виктора Сухорукова (65) (на втором курсе я снималась с ним в фильме «Сынок»). Он мне как-то сказал: «Ксюш, это не ты, это уже другой человек. Ты сейчас тут, а там уже не ты».

Ксения Суркова
Шляпа @headdresslab

Мне очень помогли длинные наращенные волосы – я сама предложила продюсерам такой образ. Это очень неудобно, сложно ухаживать, но я Аню вижу именно такой. Цвет волос у меня, кстати, тоже ненатуральный. На третьем курсе я рассталась с молодым человеком и, как нормальная девочка, решила что-то в себе изменить. Психанула и покрасилась. После этого рыжий цвет прилип ко мне навечно. (Смеется.)

У меня много планов. Мне хочется переключиться на другой возрастной режим – мне почти 30, а я все еще играю девочек-подростков. Я чувствую в себе силы показать себя в новом амплуа. И, конечно, хочется уйти из сериалов в фильмы, но у нас в России сумасшедшая конкуренция. Даже мой молодой человек актер (смеется), он из моей же мастерской, но на курс младше.

У меня есть запасной аэродром, если с актерской профессией снова что-то пойдет не так. Я всегда любила шляпы и из любого путешествия возвращаюсь с новым головным убором. И в какой-то момент я решила сама делать шляпы. Если в моей голове появляется идея, я сразу делюсь ею с мамой (она знает, как все это красиво сделать и очень мне помогает). Пока это такое вложение, которое ничего не приносит. У меня не стоит задача заработать, хотя, наверное, это неправильно и пора бы уже разобраться с пиаром и наладить продажи. (Смеется.) Но пока это хобби, которое меня успокаивает и делает счастливой.