Топ-100

Первое большое интервью L’One после ухода из Black Star: о лейбле, отношении к Тимати и Егоре Криде

Июль 10.2019

17370

В середине июня стало известно: Леван Горозия (33) aka L’One еще в марте 2019-го ушел из Black Star, участником которого он был с 2012 года. Тогда рэпер заявил в Instagram: «Мои уже бывшие партнеры, вместо слов благодарности, хотят забрать у меня мои песни, хотят забрать мое имя. Они решили, что могут запретить мне петь песни, написанные мною же. Оплаченные моим же трудом. Они хотят забрать у меня возможность выступать. Они хотят мне заткнуть рот, чтобы общество не узнало всю информацию, которой я обладаю. Но… Я не тот человек, который это им позволит» (здесь и далее: орфография и пунктуация авторов сохранены — прим. ред.).

View this post on Instagram

Всем привет. Настало время кое-что прояснить. С 16 марта 2019 года я больше не являюсь артистом компании BlackStar. Я хотел бы поблагодарить людей прошедших этот 7-ми летний путь вместе со мной. Я встретил в компании очень много достойнейших, позитивных и профессиональных людей, от бухгалтеров до тур.менеджеров, от маркетологов до дизайнеров. Спасибо вам каждому. Мы выросли вместе и это была славная охота. И я, в большинстве своем буду с теплотой и улыбкой вспоминать это время. Но… Мои уже бывшие партнеры, вместо слов благодарности, хотят забрать у меня мои песни, хотят забрать мое имя. Они решили, что могут запретить мне петь песни, написанные мною же. Оплаченные моим же трудом. Они хотят забрать у меня возможность выступать. Они хотят мне заткнуть рот, чтобы общество не узнало всю информацию, которой я обладаю. Но… Я не тот человек, который это им позволит. Все Или Ничего, кажется есть такая песня. Когда человеку нечего терять, он становится неуязвим. И замолчать все это уже не удастся. А ввиду последней информации полученной мной, я прошу компанию предоставить мне отчет за каждый рубль за все 7 лет. Всем своим людям хочу сказать спасибо за вашу поддержку, за то что находите близкими себе мои песни. За то, что становитесь лучшей версией себя! Они хотят забрать песни у меня, но не могут забрать их у вас. А я пока выдыхаю и начинаю заново влюбляться в музыку. У нас есть то, что они никогда не заберут, мы им не отдадим! Спасибо. Ваш Леван Горозия.

A post shared by L'ONE (@l_one_mars) on

Основатель Black Star Тимати (35) сразу же ответил: «Подписывая контракт, ты же читал пункт про то, что весь контент произведённый за эти годы, это собственность компании. Ты же в трезвой памяти его подписывал, своими руками. Я бы с удовольствием тебе бы его передал, если бы ты хоть раз набрал и со мной встретился и поговорил, а не прибегал в офис с толпой невнятных «юристов». Теперь желания расставаться с тобой полюбовно нет». И на днях L’One подал в суд на лейбл и его гендиректора Павла Курьянова (он же Пашу).

А сегодня Леван впервые дал большое интервью порталу, рассказал Meduza, почему решил уйти из Black Star, как относится к Тимати, о творческих планах и уходе Егора Крида. Собрали самое важное!


Об уходе из Black Star

«Я решил уйти намного раньше чем в этом году. Но в этом году закончился контракт, и я решил его не продлевать. Я сам пишу свои песни, сам нахожу музыкантов. Я дружу со многими режиссерами, которые снимают мне видео, я полностью прорабатываю промоушен каждого своего альбома. То есть я [целиком] генерирую свое творчество со своей командой людей.

Существует лейбл, который предоставляет свои услуги в популяризации, продвижении, пиаре, за что он получает свои деньги [от артиста], безусловно. Но я давным-давно сам перешагнул эту ступень [когда требуется помощь]. Я приблизительно понимаю, как хочу двигаться; например, не кататься весь год по гастролям, а ездить только весной и осенью — этого было бы достаточно. Мне 34 года, я достаточно уверен в своих силах, у меня очень много творческих друзей, которые готовы сделать что-то новое. Это причина, по которой я не стал продлевать контракт.

Я уже два года назад пришел к ребятам и сказал, что нам пора прекращать наши отношения. Но я должен сказать, что если бы мне предложили подписать этот контракт на тех же условиях семь лет назад, [понимая все его нюансы] я бы его подписал. Это были отличные семь лет, мы отлично работали, где-то дополняли друг друга, где-то помогали. Я не жалею об этих годах.

Но я никаких произведений при подписании этого договора конкретно им не передавал — это агентский договор, по которому они получали деньги с дохода, а все расходы вычитали с меня. Получается, что за каждую студию, каждую музыку, каждого сессионного музыканта, каждые съемки видеоклипа, за все происходящее в творческой жизни проекта LʼOne заплатил я. Со своих денег, которые я зарабатывал на концертах, на продажах, на всем остальном.

Это был не один разговор. А очень долгий процесс, самая активная фаза [переговоров] началась в ноябре [2018 года]. Были встречи один на один, с двумя, тремя [основателями лейбла], я присутствовал на всех встречах. Они предлагали условия, я предлагал условия. Последнее, что они мне предложили, меня не устроило. Они предложили мне разрешение петь мои собственные песни, которое они могут забрать в любой момент. Но всегда ходить и оглядываться — это странно. Особенно притом что ты эти песни написал сам. И я отказался».


Об отношении к Тимати и Пашу

L'One и Тимати

«Отношений никаких нет. У меня много хороших воспоминаний обо всей этой истории, я до последнего не хотел выводить это в публичное поле. Но когда ты предлагаешь деньги за свои собственные песни, а тебе их не продают, даже просто не называют цену, это странно.

У меня есть юристы, которые, если у нас возникает необходимость, посылают [лейблу] запросы. Сейчас мы получили ответ только на один из пяти запросов. Я спокойно дальше занимаюсь творчеством, я уже эмоционально пережил эту историю».


О ситуации с Егором Кридом

все слайды

Напомним, в Сети ходили слухи, что сохранить имя и права на свое творчество при уходе с Black Star Криду помогли Роттенберги, которые выкупили товарный знак «Егор Крид». Сам рэпер, правда, это отрицает.

«Я думаю, что это вопрос не ко мне, а к Егору — и вмешиваться в их отношения с лейблом мне не хочется. Но, скажем так, история взаимоотношений лейбла с артистами — это не только история меня и Егора. Практически с каждым артистом, который так или иначе покидал этот лейбл, были связаны какие-то ситуации, которые не доставляли удовольствия ни одной из сторон. Пример Кристины Си или Джигана, которым почему-то взяли и заблокировали клипы. Ну и так далее.

Есть артисты лейбла, которые, может быть, хотят уйти, но видят, что происходит — как прощаются с Кристиной, как прощаются с Леваном, с какими трудами уходит Егор. Наверное, они делают выводы. А в чем разница между мной и Егором? Ну я до последнего пытался решить этот вопрос сам. И только в конце я прибег к своему праву гражданина — оспорить их заявление о правах на мои песни в суде. Каким образом Егор этот вопрос решил, я не могу сказать».


О творческих планах

«Я пишу новые песни, но это нельзя назвать новым альбомом. Это заигрывание с разным звуком. Сейчас хочется поискать что-то новое — смешать стили или поработать в другом направлении. Даже экспериментирую с электроникой немного — разгружаю мозг. И выбираю фото для своей второй фотовыставки. Во время работы над «Пангеей» я объехал весь мир, вплоть до Антарктиды, и везде старался фотографировать людей, так что хочу посвятить выставку этому пути по семи континентам. Планов очень много. Но в общем продолжу делать музыку».

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies.