Германа Петровича Сидакова (57) знают все, кому сейчас чуть за 30: он тот самый педагог по актерскому мастерству с «Фабрики звезд». Сидаков преподавал группам «Фабрика» и «Корни», Лене Темниковой (33), Полине Гагариной (31) и другим теперь уже звездам. А потом открыл свою «Школу Германа Сидакова», которой в этом году исполняется 10 лет. Отмечать будут на дизайн-заводе «Флакон» – 6 и 7 октября там будет фестиваль со спектаклями, кино и несколько publick talk. Говорят, придут все именитые выпускники Германа Петровича – Михаил Башкатов (37), Сати Казанова (36), Валерия Дергилева (31), Мария Ивакова (32), Иван Чуйков (28), Андрей Бурковский (34) и другие. К юбилею школы Герман Сидаков рассказал нам обо всех скандалах, интригах и достижениях «Фабрики звезд».


Я был преподавателем на первых трех «Фабриках звезд». Проблемные люди были всегда, просто они не понимали, что конкретно им нужно делать. Особенно ярко это было на первой «Фабрике», когда вообще никто ничего не понимал. (Смеется.) Все-таки, первый проект. Но мы в конце что-то даже умудрились поставить, какие-то сцены из спектаклей.

Не могу сказать, что у меня на всех «Фабриках» были какие-то конфликты. Во-первых, я человек в принципе неконфликтный. Во-вторых, у меня вроде бы были интересные занятия. (Смеется.) На первой «Фабрике» почти все победители работали очень активно: Сати Казанова, Ира Тонева (41), Саша Савельева (34)… Вот, кстати, за исключением Саши Бердникова (37) из группы «Корни». Он сначала не въезжал, ничего не понимал, что тут такое вообще происходит. А потом Отелло сыграл в отрывке, там надо было на креслах на колесиках кататься из угла в угол. Играли с другим «корешком» Лешей Кабановым (35). Он мне тоже сначала говорил: «Я что-то не вкурил». (Смеется.) Но они начали работать! Сначала через силу, потом что-то завело, потом они решили мне доказать, что что-то могут.

Помню, я давал упражнение пройти из одного угла комнаты в другой и отыграть, будто ты в это время проживаешь жизнь. Сати очень классно придумала с плюшевой собачкой. Она вышла как маленький ребенок с собачкой, поиграла с ней, а к середине собачка стала уже больше престижным аксессуаром, а в конце жизни это была собачка одинокой старушки. Тонева что-то сыграла с абстракцией, танцевала, а в самом конце она остановилась перед дверью, открыла ее и выпрыгнула в нее, как в окно. Мы сидим и ждем ее обратно, а она не идет и не идет. Мы выходим, а она ревет сидит. Вообще, мне первая «Фабрика» нравилась, и я до сих пор дружу практически со всеми, кто там был.

Со второй «Фабрики» мне очень запомнилась Лена Терлеева, она большая умница. Она из тех артистов, которые позже раскрываются, они должны дозреть. Там была Маша Ржевская (31) – очень интересная. Она сейчас живет не в России, а в Англии, там учится на актерское. Мы переписываемся, встречаемся иногда.

Что интересно, на третьей «Фабрике» была Света Светикова (34), профессиональная актриса, она уже тогда играла в мюзикле «Нотр-Дам де Пари». С ней было немного попроще, чем с остальными. А она потом еще и пришла ко мне учиться в школу.

Я свою школу построил по принципу «Фабрики звезд», по большому счету. Такое погружение, когда люди больше ничем не занимаются, очень много дает. Я взял такой же формат – четыре месяца. Я, конечно, не могу всех запереть, но загружаю работой настолько, что им нечем больше заниматься. И за четыре месяца человек учится почти всему, они успевают очень многое.

Ученики Германа Сидакова

все слайды

Я очень не люблю брать к себе в школу людей, которые уже закончили какой-то актерский вуз. Их нужно переучивать. Бывают разные преподаватели, некоторые просто натаскивают на какой-то образочек, не все учат хорошо в России. Бывают самородки, которые все равно потом как-то пробиваются на уровне интуиции. И поэтому много случайных людей. Сейчас много не артистов на сцене и в кино. Этому способствуют киношники. Тебя сняли как типаж. Ты получил известность, хочешь дальше работать, ролей в Шекспире… Но кто тебя возьмет в Шекспира или Чехова? Ты не актер, ты типаж, вот тогда наступает трагедия, прежде всего для этого человека.

Вообще, обучение в вузе для актера совершенно не нужно. Это у нас придумали какую-то ерунду. Во всем мире такого нет нигде. Это у нас институты, которые Советский Союз придумал, каждый год по 400 человек выпускают, они еще там четыре года учатся. Чем они четыре года занимаются – зверушек играют и этюды гоняют! Берите текст и играйте пьесы, снимайте сценарии!

К нам поступить может любой человек с улицы. Но при этому у нас 15 человек на место. Мы не набираем больше, потому что качество снизится. У нас маленькая школа. Мне не нужен институт, мне не нужна сеть школ. Я, конечно, зарабатываю, но это не бизнес.

Мы можем взять совершенно не разбирающегося человека. Например, Алена Константинова (28), моя выпускница. Начинала с нуля. А сейчас снимается в «Елках», в «Привычке расставаться» у нее главная роль. Она вообще переводчик, а главное, очень интересный человек. А интересных людей по улице мало ходит, их надо находить. Это большая редкость.