Топ-100

Рубрика «Закрытая школа»: как живет факультет журналистики МГУ

Май 07.2017

18890

«Под какую песню вы хотели бы умереть?» – такой вопрос мне задали на собеседовании при поступлении на журфак МГУ. Попробуй удиви этим человека, который на первом занятии в ШЮЖе (Школа юного журналиста) писал некролог самому себе.
Мне было 17, и я слушала группу Citizen Cope – включила на своем стареньком Nokia песню Son’s gonna rise. А через две недели мне позвонили: «Поздравляем, вы поступили» (но до этого еще нужно было пройти все медные трубы).

Хотя давай честно: дело ведь не только в британской инди-группе. Тебе нужны деньги и идеальный английский, чтобы учиться в Оксфорде; связи, супермозг (или как минимум 400 баллов за ЕГЭ) – для МГИМО. Или нет? Мы запускаем рубрику «Закрытая школа», чтобы рассказывать, как устроена жизнь в учебных заведениях, о которых все говорят.


Журфак был для меня мужчиной мечты с картинки: даже если он однажды и пройдет мимо, то точно на тебя не посмотрит – недостаточно хороша для него. С детства было ясно: до МГУ мне – как до неба. Либо нужно много денег (325 тысяч рублей в год), либо не вылезать из книжек. Платить за мое обучение никто не собирался, а ботаником меня никогда нельзя было назвать. Я училась в обычной общеобразовательной школе, и одноклассники, когда видели торчащие из сумки «Ведомости», спрашивали: «Из какого века твоя газета?» Я с важным видом отвечала, что это стиль такой и верстка – вы что, не знаете, что такое верстка? Да, мне нужно было читать все газеты и журналы, знать всех редакторов, авторов, рубрики, историю издания и так далее.

И конечно, я выпендривалась. В девятом классе поступила в ШЮЖ, а к десятому знала уже намного больше, чем мои одноклассники. Я жила на другой планете: это когда у тебя не только новые книжки на полках появляются, но и образ жизни меняется. Именно ШЮЖ производит третий тип людей, которые поступают на журфак (кроме «325 тысяч» и ботаников). Он дает осознание того, что ты можешь, что ты достоин, что это действительно твое. Там разбиваются стереотипы о «лексусах» и «луивьютонах». Просто потому, что после лекции по русской литературе вы все вместе пойдете в соседний Eat&Talk, закажете яичную лапшу и ведро лимонада (в перспективе – ром-колы), а потом – на какую-нибудь выставку, в которой одинаково мало будете понимать. Зато наверняка будете знать, кто такой Гиляровский и Феофилакт Косичкин.
Конечно, когда ты из-за недостатка баллов не проходишь на дневное отделение, а твоя обеспеченная знакомая (у которой баллов поменьше) каким-то чудом поступает, – радости мало. Но мне до сих пор неинтересно, кому и как на журфаке даются взятки.

Да, на очном отделении бурная студенческая жизнь, но никто не мешает тебе принимать в ней участие. Магия в том, что все здесь друг другу свои. У тебя больше шансов подружиться с Яной Чуриковой (37), которая внезапно встретилась на проходной и с улыбкой ответила на твое: «Ой, здрасьте», именно в стенах факультета. И ты совершенно точно сможешь составить более ясный портрет Тины Канделаки (40) или Ксении Собчак (34) (она, кстати, одна из немногих, кто приезжал на субботний лекторий факультета вовремя, без свиты и сидел со студентами до позднего вечера). Ты запросто можешь поболтать с Виталием Лейбиным (43), Николаем Усковым (45) или Владимиром Соловьёвым (52). И да, некоторым счастливчикам даже удавалось заводить дружбу с легендами журналистики. В крайнем случае – поработать ассистентом Эвелины Хромченко.
Важно вот еще что. Студенты журфака умеют помогать друг другу. Им не жалко делиться ценной информацией (будь то шпора по зарлиту или классная стажировка в «Афише»).
Между журфаковцами разных лет существует негласное товарищество, на какой бы машине ты ни ездил и о чем бы ни писал. Да, тебя встречают по одежке (мы же эстеты) – но не по брендам. Большинство студентов журфака просто хорошо одеваются – и тоже заходят в Охотный ряд.

Большинство студентов журфака фотографировали шаурму из «Джипси» в свои инстаграмы, когда у меня не было смартфона (соответственно и «инстаграма»). И это, пожалуй, единственное, что действительно напрягало. Кажется, он мне даже снился. Так что пришлось наскребать на вездесущее «яблоко», удаленно работая копирайтером в сомнительном пиар-агентстве, и бесплатно писать для Yes!. В итоге я пошла на крайние меры – продала свой зеркальный фотоаппарат… И (к сожалению или счастью) почувствовала себя увереннее. Но, по сути, это никого не волнует (только тебя самого). Здесь нет разделения на статусы. Вы все едите в одном и том же Камергерском, знаете одних и тех же людей, расстраиваетесь из-за одной и той же пересдачи, мечтаете об одном и том же Conde Nast, при этом подшучивая над его обитателями. Конечно, переживаешь первое время, как нарядиться на лекции, но потом вы все дружно ходите в рваных джинсах и с печатью бессонницы на лицах.

Преподаватели, как и студенты, совершенно разные. Некоторые за каждую недостающую запятую или пропущенную лекцию говорят, что ты не достоин факультета, другие отправляют тебя варить борщ (не место женщине в журналистике), третьи ловят в коридорах и хвалят твой ЖЖ («Продолжайте в том же духе»), а четвертые верят в тебя больше, чем родители. Одни будут стараться дать тебе все возможное, другие – просыпать экзамены. Да, преподаватель как-то ответил нам в час дня по телефону: «Ой, простите, я проспал. Совсем забыл, что у нас зачет…» Мой знакомый архитектор даже как-то заметил (когда я опоздала на встречу, хотя, вообще-то, пунктуальна): «На этой неделе у меня было три встречи с журналистами. И что ты думаешь? Все опаздывали». На журфаке все действительно решается в последнюю минуту. Это неплохо – экспромт наше все. Но иногда это действительно мешает – ты живешь в атмосфере перманентных дедлайнов, что сказывается на всем твоем образе жизни.
Зато многие преподаватели действительно болеют факультетом, верят в силу магистратуры («Зоя, я бы на вашем месте пришел к нам года через два. Магистратура – это важно», – сказал мне один из преподавателей после защиты) и в то, что ты со всем справишься.

Научит ли журфак писать или говорить? Возможно. Только сначала научись читать тонны литературы за одну ночь. Потом, правда, все равно будешь корить себя: «А почему я в течение семестра этого не делал? Интересно же!» Можно ли научиться журналистике в стенах факультета? Нет. Тут, как нигде, важна практика. И если ты умеешь применять полученные на лекциях знания в работе – то цены тебе не будет.
Я взяла у факультета все: знания, людей, лучших друзей, собственное будущее, ванильный капучино из автомата, отличный вид на Кремль, танцы в «Симачёве» (куда без них?), осознание собственных сил и, конечно, себя. Потому что журфак, как ничто другое, способен раскрыть тебе самого себя (со всеми косяками, талантами, принципами и стремлениями).
Мои однокурсники уже добились многого: одни работают в Vogue и Allure, другие снимают собственные документальные фильмы или ведут передачи на федеральных каналах (причем не только как корреспонденты – а уже настоящие ведущие), третьи, как и я, обосновались в digital. И они, без сомнения, одни из самых талантливых людей, которых я знаю. Они супергерои (не каждому под силу уламывать фейсера пропустить в «Симачёв», выплясывать всю ночь под Фомина, а утром бежать на экзамен). Так что если и называть журфак закрытым обществом, то пусть это будет что-то вроде «Лиги справедливости» – осталось только выбрать суперкостюм.
Нет, журфак – это не Хогвардс, а вполне реальное явление. И тут не имеет значения, сколько денег у твоего папы и насколько круто ты одеваешься. Если это твое – ты обретешь здесь семью. И да, это типичная история о том, что, если ты действительно чего-то хочешь, – все получится.


Что носить: если уж решил откладывать деньги на одежду, то классными должны быть сумка и обувь (хорошие кроссовки тоже подойдут). Но запомни: здесь важна картинка в целом.
С кем дружить: со старостой и учебной частью
Кого остерегаться: самые милые преподаватели иногда могут отправить тебя на пересдачу – не расслабляйся.
Кого надо знать: желательно, конечно, всех преподавателей, которые читают лекции, чтобы не было конфузов (но не факт, что они сами тебя запомнят). А вообще-то, президента факультета Ясена Николаевича Засурского и декана Елену Леонидовну Вартанову.
Что читать: «Медузу» и The Village как минимум. А еще следить за тем, когда и каким образом Rambler снова кого-то поглотил. Классика обязательна (особенно Чехов и Гоголь).
Куда ходить: в библиотеку (если не в местную, то в «Ленинку»), в «Гараж», в «Симу» и «Стрелку». А еще в «Маяк».
Что пить и есть: ванильный капучино в бумажном стаканчике, «Цезарь» и супчики в столовке, пирожное «картошка».
К каким предметам нужно хорошо готовиться: зарубежная литература XX века, экономика, право в СМИ, русская литература XX века, основы редактирования текста.
Никогда не забывай: студенческий (охранники редко спрашивают его, но метко, особенно один товарищ), смартфон, флешку, заповеди Ломоносова о «трех штилях».
Какие опасности: начать курить (разговоры у Ломоносова соблазняют); влюбиться в однокурсника, который уже нравится половине потока; влюбиться в преподавателя; претендовать на одну и ту же классную должность с подругой.
Будь всегда: самим собой.


Людмила Круглова
кандидат филологических наук, доцент кафедры телевидения и радиовещания

 

Есть понятие «культ журфака» или «дух журфака». И это даже не объяснишь — это особая манера думать, что ли. Или, скорее, смотреть на мир. И можно много лет не приходить на факультет, но все-равно помнить эти стены, аудитории, преподавателей. И согреваться внутри от любого упоминания о них. Можно даже сказать, что из выпускников журфака образуется определенного рода «мафия». И связывает эту «мафию» именно дух журфака.
В каком-то смысле, факультет можно назвать «закрытым обществом»: со своими знаками, традициями, символами, которые передаются из поколения в поколения. Скорее, это общество закрытое — потому что просто другим оно не понятно, а объяснять очень долго.
Для многих абитуриентов журналистика ассоциируется именно с журфаком МГУ и ни с каким другим ВУЗом, где учат журналистике. Многие не представляют, что могут учиться где-то еще. Думаю, для них факультет это и профессия, и общение в определенном профессиональном сообществе, если хотите, «тусовке». Но это не бесцельное времяпрепровождение. Это такой творческий котел, варясь в котором, приходят интересные и, порой, безумные, идеи, находятся единомышленники для их воплощения. И факультет становится этим трамплином для взлета, дает возможность поверить в свои силы и найти поддержку.


Артем Королев
телеведущий

 

Я думал, что если не закончу журфак, то мне в принципе нечего делать на телевидении, ведь мои кумиры (Яна Чурикова, Андрей Малахов) его заканчивали. Мне говорили, что я никогда не поступлю туда сам, так как для этого нужны большие деньги — у меня их не было. В итоге я случайно поступил на вечернее отделение. 
Думаю, что так называемый «культ» журфака существует для тех, кто там учится. Мы тогда не думали о том, что журфак – это какое-то закрытое общество. Это, скорее, интеллигентное общество, думающее, образованное, но ни в коем случае не закрытое.
Учеба на журфаке дала мне необходимость (которая перетекла в желание) прочитать всю классическую литературу. А это важно. Классика помогает нам чувствовать себя увереннее в обществе. Потому что все, что говорится в литературе – циклично. Это наша жизнь, которая повторяется из столетия в столетие, это некий опыт, который необходимо перенять. С точки зрения профессии, больше пользы мне дала практика. А на факультете были интересные преподаватели, студенты. И я вспоминаю с улыбкой и ностальгией время, которое провел там.


Ксения Дукалис
креативный директор и SMM-консультант Draw&Go

 

Я поступала на журфак с целью получить хорошее образование. Я думала, что мое призвание – стать журналистом. До сих пор вспоминаю лекции Татьяны Алексеевой и Егора Сартакова, которые преподавали в ШЮЖе, с теплом и благодарностью.
Я поступала не только в лучший ВУЗ страны – я попала в сообщество, где меня ждали. Но последний год не было почти никакой коммуникации между курсами. Раньше, например, можно было обсуждать со старшими программу по литературе, а теперь группа первокурсников жалуется друг другу, что Гомера читать скучно, долго и так далее…
Я очень благодарна факультету, особенно некоторым преподавателям. Например, Елене Корниловой. У нее были настолько крутые лекции, что я даже бегала на вечернее отделение, чтобы послушать их дополнительно. Почему? Для меня главное – заинтересованность. Если человеку самому не интересен его предмет, как он может кого-то научить? В целом, я довольна своим образованиемЖурфак хорош тем, что он предлагает тебе огромное количество знаний, но оставляет за тобой выбор. Это учит ответственности.


Екатерина Логинова
продюсер, заместитель руководителя студии Рамблер Инфографика

 

Я не думаю, что для кого-то поступление ради «тусовки» может быть реальной целью, но одной из причин — вполнеЖурфак — довольно открытое место, часто здесь проходят открытые лекции и другие мероприятия. Ни разу не сталкивалась с тем, чтобы студенты или выпускники журфака предвзято относились к студентам или выпускникам других ВУЗов. Конечно, существуют свои шутки и байки, знакомые только журфаковцам, но я уверена, что в любом другом месте также.
Главным приобретением стали мои друзья. Разочарования, конечно, были — но из-за завышенных ожиданий, сформировавшихся в ШЮЖе. Благодаря журфаку я нашла работу, многое узнала об этом мире, познакомилась с несколькими потрясающими преподавателями, которым искренне благодарна за то, как и чему они меня научили.


Игорь Малинин
 креативный директор коммуникационного агентства Piaris

 

Как ни странно, я поступил на журфак, чтобы стать журналистом. Когда я сдавал вступительные экзамены, то уже знал, что журфак, скажем, Высшей Школы Экономики в чем-то составляет конкуренцию нашему журфаку. Но всё равно пошёл в МГУ, так как это всё же МГУ (история, традиции, авторитет, сильные преподаватели, серьёзные требования — вот это всё). Уверен, что поступил правильно.
Возможно, для каких-то девочек, перечитавших руслит, и существует культ журфака, но у меня немного иначе. Для меня журфак — это совершенно серьёзная история: я беру от него всё, что могу (я имею в виду знания и возможности), а взамен делаю для него всё (повышаю его авторитет своими успехами, организую мероприятия, учу студентов тому, что умею). Кроме того, журфак МГУ — это полноценный бренд, и мне это очень нравится.
Думаю, действительно есть люди, которые поступают на факультет ради тусовки, не вижу ничего странного. Мне кажется, профильное образование — это и есть кратчайший путь в тусовку.
Я учился, впитывал и, в итоге, та широкая гуманитарная база, которую я получил, помогает мне по жизни. Разочарование — не все преподаватели требовательны, не все отправляют на пересдачу, не все выгоняют за опоздание.


Наталия Цветкова
продюсер

 

Наверное, так называемая тусовка есть на каждом факультете, и желание в нее «попасть» не всегда что-то предосудительное, просто важно не ограничиваться общением со студентами, интересы которых замыкаются на прогуле пары в «Кофемании»
Когда тебе 16 — хочется в тусовку, в 20 — если не камин и пятеро спиногрызов, то хотя бы определенности в профессии. Журфак — это действительно место, от которого ты сможешь получить всё, что хочешь, только при условии личной мотивации. Очень опасно поддаться настроению «ну ладно, пересдам». Прогуляешь один раз — прогуляешь четыре года, поверьте. Никто вашей дисциплиной заниматься не будет, а насколько это важно, станет понятно только после выпускного вечера.


Арин Рауф
менеджер по развитию бизнеса

 

Учеба в университете прививает хороший вкус, манеры, умение презентовать себя в обществе. Студент МГУ в большинстве случаев держит определенную планку. С другой стороны, есть мнение, что студенты журфака МГУ — это огромная компания модных тусовщиков. Это тоже правда. В «Симачеве» всегда много ребят с факультета. И пусть это разные поколения, но сам факт обучения на журфаке сближает. Многие выпускники работают в глянце, в моде или PR, а это традиционно «тусовочные» сферы.
Вместе с тем, культ есть и в плане профессии. Наш факультет заканчивали многие представители элиты современной журналистики. Поймите меня правильно, деление на «своих» и «чужих» есть всегда. Это не значит, что каждый выпускник смотрит свысока на «чужих», просто существует в нашем сознании определенный маркер: «О, это из наших». Уверен, что ровно так же думают и выпускники какой-нибудь кафедры мехмата или ВМК. 
Я доволен учебой на факультете. Не буду первым, но скажу. Если хочешь учиться — журфак дает все возможности. Если не хочешь — мешать тебе сильно не будут. Так что это личный выбор. Журфак учит жизни.

На этом сайте мы используем файлы cookies. Продолжая использование сайта, вы даете свое согласие на использование ваших файлов cookies.